Language:
    Current: russian
    Second: english

Византийские амфорные клейма XI в. с монограммой имени Константин

Валерий Булгаков
Лаборатория аналитических исследований
НИИПОИ МКИ Украины

 

Среди византийских амфорных клейм X-XI вв., корпус находок которых к настоящему времени составляют более чем сто двадцать экземпляров, клейма с монограммой имени Константин (Κωνσταντινος) отличаются наибольшим разнообразием. Оттиски этого вида хорошо известны по археологическим материалам Восточной, Юго-Восточной и Южной Европы (рис. 1). Примечательна их чрезвычайно широкая для этой категории материала распространенность - при среднем показателе повторяемости 1,6 для всего количества находок X-XI вв., число фрагментов отмеченных монограммой КΩС или КΩСТ равняется 20-ти, т.е. более чем в десять раз превосходит этот показатель. Весьма нестандартным моментом в изучении этой группы, является наличие не только большого количества оттисков, но также и бронзового штампа для клеймения амфор [Булгаков, 2000].


Рис. 1. Распространение клейм КΩС  и КΩСТ в Восточной и Южной Европе.

Характерная особенность этой многочисленной группы - несходство морфологических характеристик. Клейма отличаются как формой рамки, так и способом построения монограмм - наличием или отсутствием верхней перекладины буквы Т, что делает построения трех- или четырехбуквенными. Известно три целых амфоры отмеченных монограммами Константин. Одна из них, обнаруженная в Свищове (Болгария) [Чангова, 1959, с. 252; Дончева-Петкова, 1977, с. 194], имеет на плечиках два трехбуквенных кругло-рамочных клейма одного построения (рис. 2), другая, с древнерусского городища Иван [Кубишев, 1972, с. 57-61], отмечена прямоугольно-рамочным четырехбуквенным оттиском (рис. 3,2), еще одна, из Афин, содержит четырехбуквенное круглорамочное клеймо (рис. 3,3). Морфологическое тождество этих, клейменных разными по оформлению клеймами, амфор дает основания рассматривать клейма КΩС и КΩСТ, как компактную хронологическую группу.

Рис. 2. Клейма амфоры из Свищова.

Обнаруженные на Днепре (Иван), Дунае (Свищов) и в Афинах целые сосуды обладают хорошо выраженными морфологическими характеристиками. Это неоднократно описанные в литературе сфероемкостные амфоры X-XI вв. - тип XVI по херсонесской классификации [Антонова, Даниленко, Ивашута, Кадеев, Романчук, 1971, с. 90], типы 47-52 по Дж. Хейсу [Hayes, 1985, p. 73, fig. 24,1-11], тип I по Н. Гюнсенин [Günsenin, 1990, p. 21-24, fig. 4], класс 42 по А.И. Романчук [Романчук, Сазанов, Седикова, 1995, с. 66-68, табл. 28, 33, 51], др. Происхождением и широким распространением тип обязан Константинополю,- крупнейшему торговому средоточию средневековья. К настоящему времени эта разновидность византийских амфор является единственной, для которой археологические указания на регион происхождения подтверждены непосредственным обнаружением свидетельств их производства в этом регионе [Günsenin, 1990].

Рис. 3. Клейма из Саркела (1), Ивана (2) и Афин (3).

Широкое распространение наряду с массовостью находок сфероемкостных амфор делает возможным установление более точных хронологических соответствий внутри этой совокупности. Изменения в морфологии типа на протяжении X-XI вв. идут по линии эволюции от сосудов с хорошо профилированным, доминирующим над ручками раструбовидным желобчатым горлом до полного его редуцирования путем ослабления этих основных признаков, вплоть до появления экземпляров с ручками, возвышающимися над оформленным усеченно-клиновидным либо валикообразным венчиком устьем сосуда, - типом, открывающим возможность для конструирования предельно эргономичных амфор большой емкости с уменьшенной толщиной стенок и высокими дуговидными ручками в качестве главного элемента конструктивного оформления. Распределение известной на данный момент совокупности находок сфероемкостных амфор X-XI вв. по стратиграфическим показаниям обнаруживает в их составе 4-6 дискретных морфологических массива, характеризующихся устойчивостью основных признаков. В случае с амфорами клейменными клеймами КΩС или КΩСТ, как явствует из облика уцелевших экземпляров, речь следует вести о сосудах с преобладающими над горлом ручками. В отличие от ранних разновидностей, с доминирующей над ручками горловиной, горло этих амфор утрачивает желобчатость и раструбовидность кроме естественных, венчик приобретает линейность, усеченную клиновидность либо близок к валикообразному.

По морфологическим показаниям сосудов из Свищова, Ивана и Афин, очевидно, что речь должна идти о материале второй четверти XI в. Стратиграфическая дата наиболее близких к этой разновидности сосудов определяется находками твердо датированных экземпляров - амфоры из Эгисса, датированной монетой Романа III (1028-1034) [Barnea, 1989, p.131], амфорой из Диногетии, датированной монетами Михаила IV (1034-1041) [Barnea, 1954, p. 515; Barnea, 1967, p. 252; Barnea, 1989, p.131-132], комплексом кораблекрушения в Серче Лимани (1025-1030 гг.*) [Doorninck F.H. van, 1989, p. 255], содержащим в большом количестве вариантно различные амфоры первой, рубежа первой-второй четверти XI в.

Стратиграфические условия обнаружения клейменных фрагментов также определенно привязывают эту группу к слоям, датированным второй четвертью XI в. Клейменные амфоры и их фрагменты в разное время обнаруживались в Приднепровье - Киев [Ивакин, Степаненко, 1985, с. 90], городище Иван под Ржищевом [Кубишев, 1972, с. 57-61]; с. Цибли под Переяславлем-Хмельницким (Цркв. 97; п.м., 2656, ПХИКМЗ); Подунавье - Диногетия [Barnea, 1954, p. 515; Barnea, 1967, p. 252], Свищов [Чангова, 1959, с. 252; Дончева-Петкова, 1977, с. 194], на Дону - Саркел [Плетнева, 1959, с. 268], в Крыму - Херсонес [Византийский Херсон, 1991, с. 139], в Константинополе [Demangel, Mamboury, 1939, p. 151, fig. 201-49, 50, 52, 55], Фессалониках [Μπακιρτζης, 1989, στ. 83; Barnea, 1989, p.133], Афинах [Günsenin, 1990, p. 290, pl. LXXVIII].

Стратиграфические подробности обнаружения клейм в Херсонесе (1) и Свищове (2) неизвестны. К подъемному материалу принадлежит находка оттиска в с. Цибли (1). Клейменная амфора из Афин (1) продатирована находчиками анонимными византийскими фоллисами 1081-1118 гг. Крайние даты дают образцы клейм из Саркела (1) и Ивана (1) - круглорамочный фрагментированный оттиск из Саркела приурочен С.А. Плетневой к материалам после 965 г., а прямоугольно-рамочное клеймо древнерусского городища Иван обнаружено в закрытом комплексе жилища, продатированном публикатором материалов 1223 г.

Три амфорных клейма обнаруженных в Киеве также не дают строгих хронологических ориентиров. Паспортные данные обнаруженного на территории церкви св. Софии оттиска неизвестны, однако понятно, что его дата не может быть ранее 1037 г., - даты заложения собора. Второй экземпляр, представленный фрагментированным кругло-рамочным оттиском, происходит из комплекса усадьбы на Подоле по ул. Щекавицкая, 25-27 и сопутствующим материалом датируется второй четвертью XI в. Среди сопутствующих находок - верхняя часть сфероемкостной амфоры с преобладающими над горлом ручками, синхронные ей разновидности амфор с воронкообразным горлом. Послойная хронология комплекса относит находку к XI в. [Ивакин, Степаненко, 1985, с. 78-85, 89-90]. Третий, также фрагментированный, кругло-рамочный экземпляр из находок по ул. Рейтарской (верхний город, недалеко от св. Софии) известен по фотографической пластинке 1926 г.

В полной мере на стратиграфические показания опирается хронология клейм лишь трех центров - Константинополя, Диногетии и Фессалоник.

В материалах Константинополя клейменные монограммами КΩС и КΩСТ амфоры в количестве 4-х экземпляров обнаружены в 1921-23 и 1933 гг. при исследовании района Гюльхане. Все четыре клейма принадлежат материалам Манганского (Нового) дворца, приобретенного Василием I (867-886) у патриарха Игнатия [PG, t. 105, col. 540] и разобранного в правление Исаака II Ангела (1185-1195).  Клейменые амфоры обнаружены в конструктивных элементах дворцовой архитектуры и принадлежат второму строительному горизонту, связываемому с перестройками дворцового комплекса в правление Константина IX (1042-1055) [Demangel, Mamboury, 1939]. Среди клейм - одно с рамкой прямоугольной формы (рис. 4,2). Характерной чертой этого закрытого комплекса является наличие клейм неполного соответствия, с редуцированным представлением буквы К (рис. 4,1,3,4), по всей видимости, наиболее поздних во всей совокупности.

Рис. 4. Клейма из находок в Константинополе.

Клейма Диногетии, в количестве 3-х экземпляров, представлены не менее разнообразно. Они включают как кругло- и прямоугольно-рамочные разновидности, так и, если визуальные впечатления И. Барнеа верны, оттиск с восьмигранной формой рамки, но, скорее всего, следует говорить об округло-неправильном его оформлении, аналогичном имеющемуся на клеймах неполного соответствия из Афин и Константинополя. По условиям обнаружения клейма из Диногетии должны быть приурочены к слоям печенежского разрушения 1036 г. и близким им. Слои характеризуются монетами Романа III Аргира (1028-1034) и Михаила IV Пафлагонца (1034-1041) [Barnea, 1967, p. 25-29, 249-257; Barnea, 1989, p.131-132].

Фессалоникийские клейма - не обнародованный, однако, уже более десятка лет упоминаемый материал. Как явствует из аналогий приводимых в статьях археологов знакомых с этой коллекцией, И. Барнеа и Х. Бакирциса, среди них есть прямоугольно-рамочные и кругло-рамочные варианты [Μπακιρτζης, 1989, σ. 83; Barnea, 1989, p.133]. Согласно этим сообщениям, количество клейм КΩС и КΩСТ среди находок должно быть не менее 3-х. Клейма из Фессалоник могут быть определены относительно точно, по дате реконструкции церкви св. Софии, в конструктивных элементах северной и западной галерей которой были обнаружены амфоры. По данным К. Теохариду эта реконструкция должна быть связана с сильным землетрясением произошедшим ориентировочно между ноябрем 1036 и январем 1037 г. [Theoharidou, 1988, p. 146], следовательно, здесь, как и в случае св. Софии в Киеве, имеется важная дата post quem, ориентирующая относительно границ употребления отмеченных клеймами КΩС и КΩСТ амфор вне функциональной зоны действия этих клейм.

Содержание монограммы клейм апеллирует к имени св. Константина. Монограммы такого построения нередки в эпиграфическом материале. Так, подобную литерную конструкцию содержит надпись-призвание, обнаруженная на кирпиче одной из цистерн крепости Цибилиум на черноморском побережье Кавказа [Воронов, Бгажба, 1987, с. 127]. При этом характерно соседствование надписи с клеймом епископа Константина, представляющим вполне понятное буквенное сокращение сана и имени. Именно такого рода соответствия, обычные в византийское время, дают основания усматривать в используемой клеймами монограмме также и патрональный смысл, что весьма важно для дальнейшего установления хронологических рамок и выяснения характера византийского клеймения амфор.

Клеймение византийских амфор представляло собой достаточно локальное явление, и функционирование византийских амфорных клейм за исключением чрезвычайно редких маргинальных разновидностей целиком связано с регулированием рынка византийской столицы. Наложение клейм и печатей находилось в ведении эпарха Константинополя. В составленном Константином Багрянородным трактате "О церемониях" эпарх назван "отцом города", но, следует отметить, что в XI в. эта должность приобретает еще больший вес. По словам Михаила Пселла, ведомство эпарха было той императорской службой, которой не доставало лишь пурпура. О регламентации клеймения ясное представление дает изданная в 912 г. Львом VI "Книга Эпарха" [ЕВ, 4,4; 6,4; 8,9; 9,9; 12,9; 13,2]. Клеймились как продаваемые на рынке товары, так и средства продажи - весы и меры. Измерение объема отмеченной клеймом XI в. амфоры из Киева** обнаружило его равным 10,250 л., что согласно расчетам Э. Шильбаха соответствует морскому метру (θαλάσσιον μέτρον) [Schilbach, 1970, s. 112-113] и целиком совпадает с предписанным "Книгой Эпарха" стандартом для продажи вина капилами-корчмарями, - метром (μέτρον) [ЕВ, 19,1-4]. Согласно приводимым Л. Дончевой-Петковой обмерам амфоры из Свищова [Дончева-Петкова, 1977, с. 194], и данным, имеющимся по сосуду из Ивана, обе эти амфоры должны соответствовать этому же объему, что подтверждает их связь с системой продаж константинопольского рынка***. Стандарт амфоры из Афин приближается к 6,15 л. и, по-видимому, ориентирован на более универсальную метрическую систему, связанную с продажами сыпучих продуктов и вина.

Наложение клейм, равно как и сам контроль рынка, относилось к одной из моральных прерогатив власти. Клеймение апеллировало к идее справедливости и прямо касалось двух основополагающих понятий византийского экономического законодательства - справедливой меры (δικαιον σταθμος) и справедливой цены (δικαιον τιμημα). Нарушение мер и весов являлось преступлением, прежде всего против нравственности, - "Земледельческий закон" подчеркивает эту связь особо, - нарушающие меры должны наказываться как ασεβεις, нечестивые [ΝΓ, 70]. Использование в клеймении монограммы имени св. Константина наряду с широким распространением этого штампа эту связь иллюстрирует как нельзя лучше.

Стратиграфические данные указывают на рамки использования клейм КΩС и КΩСТ в периоды правления Романа III (1028-1034) и Михаила IV (1034-1041). Однако если принять во внимание патрональный смысл монограммы клейм, не исключено, что само их содержание делает эти указания еще более определенными. Использование имени св. Константина может указывать на связь монограммы клейм с правлением Константина VIII (1025-1028), в период которого будущий император Роман III выполнял обязанности городского эпарха, т.е. возглавлял то самое ведомство, в ведении которого находилось наложение клейм и печатей. Его положение в качестве вероятного восприемника императорской власти, и еще более его желание этим восприемником стать в действительности, требовало от него, человека высокой умственной культуры, таких форм выражения личной преданности, которые могли бы трактоваться как особого рода благочестие. Что придавало действиям Романа своеобразную знаковость и символизм. Эти, хорошо известные письменной истории, обстоятельства делают предположение о связи между унификацией амфорных клейм и объявлением Романа Аргира приемником на императорском троне весьма правдоподобным. Начальной датой клейм КΩС и КΩСТ в таком случае следовало бы считать время введения Романа Аргира в должность эпарха Константинополя. Это событие не могло не знаменоваться решительными шагами и действиями, обеспечившими Роману заслуженную славу хорошего администратора и сильного государственного деятеля. Широкое распространение клейм КΩС и КΩСТ - несомненное указание на реорганизацию внутри канцелярии эпарха, поскольку такое широкое распространение может означать лишь унификацию налагаемых штампов, и наряду с разнообразием морфологии подтверждать их использование на протяжении некоторого компактного промежутка времени. Как минимум, к этому промежутку должны относиться периоды правлений Константина VIII (1025-1028) и Романа III (1028-1034). Стратиграфические данные совершенно определенно включают в него и последующее правление Михаила IV (1034-1041). Это кажется бесспорным. Возможно, в течении именно этого правления и произошел отказ от клеймения амфор монограммой имени св. Константина. Вероятные причины этого можно было бы предположить в жесткой финансовой и фискальной политике знаменовавшей это правление. Обстоятельства такого рода оказывали существенное влияние на административный аппарат, и отказ от использования унифицированных штампов в клеймении амфор ввиду возможных изменений в способе администрирования рынка вполне правдоподобен. Следует отметить, что последующие разновидности сфероемкостных сосудов, отличающиеся низкопосаженным горлом и в материалах Константинополя встреченные с монетами Константина IX (1042-1055) [Demangel, Mamboury, 1939, p. 19], содержат оттиски штампов существенно иного вида, сложнорамочных разновидностей, представляющих последующую, наиболее позднюю ступень в клеймении византийских амфор X-XI вв. Более точно верхняя граница использования клейм КΩС и КΩСТ может быть подтверждена материалами Манганского дворца перестраивавшегося при том же Константине IX. Среди обнаруженных там клейм отсутствуют очевидные сложнорамочные построения, что должно указывать на их еще более позднюю дату, однако имеются клейма с рамкой каплевидной формы являющиеся более поздними по отношению к отмеченным монограммой КΩС и КΩСТ.

Суммируя все изложенное, хронологию группы следует определять в рамках 1025 - начала 40-х годов XI в. Строгих стратиграфических оснований для выяснения внутренней хронологии группы в настоящее время нет, однако о возможности такого рода группирования, по всей видимости, свидетельствуют оттиски на амфоре из Свищова (рис. 2). Различия в положении литер на этих клеймах исключают возможность их постановки одним и тем же штампом, а, следовательно, одним и тем же чиновником. Совпадение же их общей конструкции может указывать на хронологически компактное бытование клейм КΩС и КΩСТ одного конструктивного оформления.

Для установления внутренней хронологии группы некоторые предпосылки дает как морфология клейменых амфор, так и стратиграфические условия обнаружения клейм. Позднейший характер следует предполагать для круглорамочных клейм - амфоры из Свищова и Афин обнаруживают крепление ручек к шейке горла, а не к самому горлу, что свойственно позднейшему таксону сфероемкостных амфор этой разновидности. В полной мере эта тенденция реализуется только во второй пол. XI в. Несомненно поздний характер имеют клейма

КΩС и КΩСТ неполного соответствия - они обнаруживаются в закрытом комплексе Манганского дворца, на амфоре из Афин, с. Цибли под Переяславлем**** и, вероятно, имеются в Фессалонике. Их употребление может быть объяснено потребностями визуальной идентификации новых разновидностей клейм КΩС и КΩСТ и свидетельством того, что на момент их введения изобразительный потенциал этого буквенно-рамочного построения был исчерпан.

Следует также отметить, что хронологические рамки бытования этой группы могут быть расширены. Нужно обратить внимание на клейма с рамкой каплевидной формы, встреченные в материалах Манганского дворцового комплекса [Demangel, Mamboury, 1939, p. 151, fig. 201,51,62] и смешанных слоях Киева*****. По всей видимости, они должны быть прочитаны как Константин. Есть также сведения о наличии в Историческом музее Шумена (Болгария) бронзового штампа с рамкой каплевидной формы и четырехбуквенной монограммой, аналогичной обнаруживаемой на рассматриваемых здесь клеймах******. Происхождение штампа не болгарское, однако, действительно ли есть основания говорить о нем именно как о штампе для клеймения амфор, без непосредственного знакомства с этим артефактом сказать нельзя. Византийские бронзовые штампы различного назначения достаточно распространенная категория археологического материала.

В случае, если эти предполагаемые факты смогут впоследствии подтвердиться, клейма Константин с рамкой каплевидной формы должны быть выведены за пределы установленной для прямоугольно- и круглорамочной разновидностей хронологии, и отнесены ко времени правления Константина IX (1042-1055), в соответствии с хронологией перестроек Нового дворца.

 

 

Литература

Булгаков В.В. Штамп для клеймения византийских амфор XI в. //Восточноевропейский археологический журнал, 1(2), 2000. - http://archaeology.kiev.ua/journal/010100/bulgakov.htm
Византийский Херсон. Каталог выставки. М., 1991.
Воронов Ю.Н., Бгажба О.Х. Крепость Цибилиум - один из узлов кавказского лимеса Юстиниановской эпохи. - ВВ, т. 48, 1987. - С. 118-132.
Дончева-Петкова Л. Българска битова керамика през ранното средновековие (втората половина на VI - края на Х в.). София, 1977.
Ивакин Г.Ю., Степаненко Л.Я. Раскопки в северо-западной части Подола в 1980-1982 гг. //Археологические исследования Киева 1978-1983 гг. Киев, 1985. - С. 77-105.
Кубишев А.І. Хронологія одного типу амфор часу Київської Русі //Археологія, т. 6. Київ, 1972. - С. 57-61.
Μπακιρτζης Χ. Βυζαντινά τσουκαλολάγηνα. Συμβολή στή μελέτη ονομασιών, σχημάτων καί χρήσεων πυρίμαχων μαγαρεικών σκευών, μεταφορικών καί αποθηκευτικών δοχείων. Αθήνα, 1989.
Плетнева С.А. Керамика Саркела-Белой Вежи //МИА, №75. М.-Л., 1959. - с. 212-272.
Чангова Й. Средновековни амфори в България //ИАИ, кн. XXII. София, 1985. - с. 243-260.
Якобсон А.Л. Керамика и керамическое производство средневековой Таврики. Л., 1979.
Bakirtzis Ch. Byzantine amphorae //BCH Suppl. XVIII, 1989, p. 73-77.
Barnea I. Amforele feudale de la Dinogetia //SCIV, T.V, nr 3-4. Bucureşti, 1954. - P. 513-530
Barnea I. Ceramica di import //Dinogetia I. Bucureşti, 1967. - P. 229-276.
Barnea I. La ceramique Byzantine de Dobroudja X-XII siecles //BCH Suppl. XVIII. Paris, 1989. - P. 131-142.
Demangel R., Mamboury E. Les quartier des Manganes et la premier region de Constantinople. Paris, 1939.
Doorninck F.H. van, Jr. The Cargo Amphoras on the 7th century Yassi Ada and 11th century Serçe Limani Shipwrecks: Two Examples of a Reuse of Byzantine Amphoras as Transport Jars //BCH Suppl. XVIII. Paris, 1989. - P. 247-257.
Das Eparchenbuch Leons des Weisen /Einfuerung, edition, uebersetzung und indices von Johannes Koder. Wien, 1991.
Günsenin N. Les amphores byzantines (Xe-XIIIe siecles). Typology, production, circulation d'apre les collections turques. Paris, 1990.
Schilbach E. Byzantinische Metrologie. München, 1970.
Theoharidou K. The Architecture of Hagia Sophia, Thessaloniki from its erection up to the Turkish conquest. London, 1988.

 

 

Примечания

* the latter part of the 3rd decade of the 11th century [Doorninck F.H. van, 1989, p. 253]

** Амфора из раскопок В.Н. Зоценко, Подол, ул. Константиновская, 1989 г. - кв. Б-17, заполнение ямы № 15, № 3262. Клеймо φως ζωή.

*** Следует предостеречь от отождествления объемов всех клеймившихся в X-XI вв. амфор с приводимым здесь стандартом. В настоящее время имеются в различной степени документированные данные по метрологии 7-ми клейменых сосудов XI в. Реальные содержания этих мер изменяются в пределах от 5,960 до 21,810 л. Это обстоятельство предостерегает от поспешных отождествлений клейменных стандартов, подчеркивает сложность вопроса и не обещает его простого решения.

**** Совершенно аналогично афинскому.

***** Материалы погребений юго-восточной части города Владимира, конец IX-начало XIII в. Раскопки 1988-89 гг.

****** Существование такого экспоната в экспозиции шуменского музея подтверждено мне в мае 1998 г. болгарским археологом Валерием Йотовым (Добрич).

 

 

Disclaimer

статус документа: предпубликация
синтаксис сноски: Булгаков В.В. Византийские амфорные клейма XI в. с монограммой имени Константин / Византийские амфоры  (http://archaeology.kiev.ua/byzantine/amphorae/stamps/bulgakov1.htm)
copyright: В.В. Булгаков, 2000. Все права защищены.
дата: 25.01.2000

 

 

© 2000 Лаборатория аналитических исследований НИИПОИ МКИ Украины. All rights reserved.
Разработка, дизайн, программирование - Валерий Булгаков.