4(5), июль-август  2000    

Кухонная гончарная посуда черняховских памятников Постугнянья

О.В. Петраускас, А.В. Петраускас
Институт археологии НАН
Украины

 
Гончарная керамика является одной из наиболее многочисленных категорий находок на памятниках черняховской культуры. В результате раскопок поселений и могильников в настоящее время получены большие серии целых форм сосудов и их фрагментов. Наиболее массовой категорией в общем многообразии керамической продукции является т.н. кухонная посуда. В отличие от столовой посуды, она предоставляет возможность собрать и обработать представительные серии образцов для проведения статистических расчетов и выявить определенные закономерности на большом количестве материала.

В археологической литературе, в настоящее время, сформировалось несколько основных направлений в изучении черняховской гончарной посуды. Среди них такие как технико-технологические особенности изготовления посуды ; аспекты социальной организации гончарного производства ; систематизация и типологизация черняховской гончарной посуды . В исследованиях последних лет кухонная керамика рассматривается как хронологический индикатор различных периодов (этапов) черняховской культуры .

Отметим, что в перечисленных исследованиях использованы исключительно целые формы сосудов, что значительно сужает круг источников. Привлечение фрагментарного материала по известным причинам не производилось. В настоящее время в литературе практически отсутствуют исследования массового фрагментарного материала и в публикациях памятников приводится, как правило, его обобщенное описание. Представляется целесообразным провести специальный анализ и систематизацию указанной категории находок, что в определенной мере поможет скорректировать или дополнить существующие представления по этой проблеме.

В предлагаемом исследовании основу источниковедческой базы составляет фрагментарный материал - венчики, днища и стенки гончарных горшков. Значительно меньше в нашем распоряжении находилось целых форм этой группы посуды. Тем не менее, те особенности сосудов, которые анализируются практически исключают кажущуюся ущербность фрагментарного материала по отношению к целым формам. Образцы кухонных гончарных горшков происходят из раскопок или сборов на поверхности памятников черняховской культуры, которые расположены в бассейнах рр.Стугны-Красной-Ирпеня. Выбор керамических коллекций памятников именно этого региона обусловлен относительно высокой степенью его изученности как в отношении раскопанных памятников, так и проведенных здесь разведочных работ. Немаловажным фактором также явилась доступность коллекций для визуального и метрического обследования. Таким образом, привлечены материалы из 32 памятников, общая численность обработанных образцов составила 424 единицы (без учета фрагментов из недостаточно представительных коллекций) (Приложение 1).

Целые формы сосудов привлекались нами после обработки указанных выше коллекций фрагментированного материала для сравнения полученных результатов (сосуды из могильников Черняхов, Деревяна, Обухов 1а, Великая Бугаевка, поселений Обухов-1 и Малополовецкое-2). Для корректности статистических расчетов и получаемых выводов памятники формально были разделены нами на две группы в зависимости от количества привлекаемых для анализа образцов - коллекции репрезентативные (достаточные) и нерепрезентативные (малые). К первой группе отнесены коллекции насчитывающие свыше десяти фрагментов, вторую составили те, которые включают менее десяти образцов. Коллекции с достаточным количеством образцов были обработаны нами согласно программе описания и результаты этой обработки рассматривались как основные. Прочие коллекции, с малым количеством образцов, обработаны суммарно и полученные результаты рассматривались как вспомогательные. Фрагментарное состояние керамики, ее многочисленность и разнообразие потребовали разработки специальной методики ее обработки. Основные ее этапы состоят из создания списка признаков, системы описания, статистических расчетов и сравнительного анализа.

Для обработки гончарной керамики черняховских памятников был разработан список признаков. Он включает в себя шесть основных совокупностей, которые состоят из групп признаков. Последние в свою очередь подразделяются на более дробные или элементарные признаки (Приложение 2.). Каждый признак или группа признаков в списке получает цифровое обозначение. Организация списка предполагает принцип соподчиненности признаков. Таким образом, описание фрагмента керамики можно представить в виде совокупности цифровых значений, что значительно упрощает как саму процедуру описания, так и дальнейшую обработку материала и полученных результатов. Построенный подобным образом Список признаков является открытой (дополняемой) системой и рассчитан на максимально полное описание керамики. Исходя из конкретных целей нашего исследования в качестве основных элементов описания и анализа рассмотрены следующие особенности - признаки формы (особенности оформления днищ и венчиков) поверхности (характер обработки придонных частей), а также состава глины. Обоснование и детальное описание критериев каждого признака нами опущен в связи с большим объемом Списка. Всего в списке, проанализированных с этой целью признаков, использовано более 100.

После обработки представительных коллекций были отобраны признаки, значения которых оказались вариабельными для различных коллекций. Для каждой выборки образцов было рассчитано суммарное значение этих признаков выраженное в процентах и построены диаграммы их распределения (Рис.2-5).

Напомним, что в качестве анализируемых в данной статье признаков нами избраны показатели формы днища, шейки, венчика, характера обработки нижней части сосуда и использованных примесей в глине.

Так, в профилировке днищ предлагается выделять три разновидности. Кольцевые днища имеют специально сформированный поддон в виде кольца. Плиточное днище оформлено в виде плитки, края которой обязательно выступают за пределы (или равны) нижней точки придонной части сосуда. Плоское днище не имеет дополнительно сформированных деталей, край его представляет простое пересечение плоскости придонной части сосуда и нижней поверхности днища (Рис.1).

В обработке нижней поверхности днища мы предлагаем выделять две разновидности: дополнительно обработанные, которые имеют следы дополнительной обработки на гончарном круге и горшки без дополнительной обработки днища т.е. те, которые срезаны нитью. Последний признак хорошо распознается на фрагментах т.к. имеет специфические следы, оставляемые при срезании сосуда с гончарного круга при помощи нити.

Обработка внешней поверхности придонной части сосуда позволяет выделить следы различной направленности подрезок и заглаживаний. Следы горизонтальной подрезки сохранились на поверхности в виде горизонтальных "дорожек" (полоски различной длины и ширины), оставленные инструментом при подрезке сосуда . Следы вертикальной подрезки на поверхности сосуда фиксируются в виде вертикальных "дорожек", оставленных инструментом при подрезке горшка. Заглаженная внешняя поверхность придонной части сосудов не имеет следов вертикальной и горизонтальной подрезки и следов от выпавших зерен.

Степень развитости венчика определяется по соотношению толщины венчика и его длины. К хорошо развитым венчикам относятся образцы, у которых общая длина венчика намного превышает толщину стенки сосуда (толщину венчика). У развитых венчиков общая длина венчика приблизительно равна или не намного превосходит толщину стенки сосуда (толщину венчика). Не развитые формы венчиков те, у которых общая длина венчика меньше толщины стенки сосуда (толщины венчика).

По степени развитости шейки горшков также предлагается выделять три возможных варианта: хорошо развитая шейка - общая длина шейки намного превосходит толщину стенки сосуда (толщину шейки); развитая шейка - общая длина шейки приблизительно равна или не намного превосходит толщину стенки сосуда (толщину шейки); не развитая шейка - общая длина шейки меньше толщины стенки сосуда (толщины шейки).

Визуальный анализ образцов гончарной кухонной посуды черняховских памятников Постугнянья позволяет выделять естественные и искусственные примеси в глине, которые применялись для их изготовления. В качестве естественных примесей зафиксированы железняк (оолитовый и обломочный), известняк (обломочный). искусственные примеси это дресва, шамот, песок (в большом количестве) и остатки от органических примесей (трава, зерно и т.п.).

Таким образом, среди обработанных коллекций выделились две группы памятников отличающихся между собой в процентом выражении этих признаков. При этом, разница в вариации признаков составила от 10 до 100%, а также выразительно прослежена тенденция их распределения (преобладание или низкое значение признаков развитости или не развитости форм, наличие или отсутствие искусственных примесей).

Для горшков памятников первой группы устанавливается преобладание днищ на кольцевом или плиточном поддоне с дополнительной обработкой их на гончарном круге (Рис.2-4), а также незначительное количество образцов с искусственными примесями в тесте (максимальное значение до 31% образцов из Малых Дмитровичей-4) (Рис.5). Глина этих сосудов в большинстве случаев не содержит искусственных примесей. Придонные части сосудов из этих памятников с внешней стороны имеют следы горизонтальной, реже вертикальной подрезки и следы зерен выпавших примесей. К этой группе относятся коллекции керамики из следующих памятников: Обухов-1 (датированный объект 24), Обухов-1а (датированные погребения 7, 11-12), Григоровка (сборы с поверхности 1986г.), Малые Дмитровичи-4 (сборы 1985г.), Великая Бугаевка (датированное погребение 9), Черняхов (датированные погребения 262 и 264), Деревяна. К этой же группе памятников следует отнести коллекции представленные менее чем десятью образцами посуды: Барахты-5, Тростинка-3, Великая Вильшанка- пункты 7,10 и 11, Малые Дмитровичи-3, Макеевка-4, Копачов, Жуковцы.

Наиболее выразительные серии фрагментов горшков этого типа происходят из поселения и могильника вблизи Обухов и Черняхова. Условно этот тип кухонной посуды назван нами - горшки Обуховского типа.

Для кухонной керамики поселений второй группы характерны развитые и неразвитые венчики и шейки, плиточные и плоские днища без дополнительной обработки на гончарном круге. Относительно часто днища этих сосудов сохраняют следы среза ниткой. Придонная часть горшков с внешней стороны заглажена. Значительная доля керамики в этих коллекциях имеет искусственные примеси - песка в большом количестве и дресвы (до 90% в Оленовке-2). Причем последний признак очень характерен для посуды этой группы. Процент ее в коллекциях колеблется от 30% до 90% (Рис.2-5).

К памятникам этой группы относятся Великая Мотовиловка-1 (раскопки 1987г.) Оленовка-5 (сборы с поверхности в 1982-1984гг), Красная Мотовиловка-1(сборы с поверхности в 1982-1984гг). К этой же группе памятников близки по характеру оформления днищ и использованию примесей горшки из гончарного горна в Малополовецком-2 и двух объектов верхнего горизонта поселения в Глевахе. Хотя показатели ряда признаков и сближают их с горшками обуховского типа. Такие памятники как Барахты-2, Великая Мотовиловка - 2 с нерепрезентативными коллекциями преимущественно содержат также горшки второй группы.

Наиболее выразительная серия этой группы посуды представлена коллекцией фрагментов гончарных горшков из Оленовки-2 и Великой Мотовиловки-1 (Рис.2-3). Поэтому далее в тексте, горшки этой группы условно названы нами горшками оленовского типа.

Памятники с керамическими коллекциями, которые отнесены к группе недостаточно репрезентативных, в целом, как показано выше также разделились согласно двух групп. Часть коллекций этих памятников имеют смешанный характер между ними, что вероятно связано с малым размером выборки. К таким памятникам отнесены Барахты-3, Тростинка - 4, Мотовиловская Слободка- пункты 3 и 5.

Картографирование выделенных групп памятников региона позволяет выявить определенную тенденцию к их территориальному разделению. Так, памятники с горшками первой группы занимают нижнее и среднее течение рр.Стугны-Красной. Памятники второй группы в основном концентрируются в верхнем течении Стугны, среднем течении Ирпеня и только один памятник с похожими особенностями гончарных горшков находится в среднем течении Стугны. Памятники смешанного или переходного типа расположены в верхнем и среднем течении Стугны. Следует отметить также чересполосное расположение памятников с различными типами кухонной керамики в среднем течении Стугны (Рис.10).

Выявленные различия в способе приготовления глины и оформлении профильных частей гончарных горшков на Постугнянье, на наш взгляд, могут отражать временную эволюцию этой группы сосудов либо технологические особенности различных гончарных школ.

Закрытые комплексы с кухонными гончарными горшками в этом регионе преимущественно представлены погребениями и, только в редких случаях, такие объекты исследованы на поселениях. В качестве корректирующих можно рассматривать материалы памятников датированные по совокупности находок, а также памятники с прилегающих к Постугнянью территорий.

С этой целью нами было отобрано и проанализировано одиннадцать комплексов Постугнянья, где обнаружены горшки и датировка этих комплексов определяется относительно надежно. Более подробное их описание и анализ приведены в конце статьи. Среди таких комплексов Черняхов/пп.262, 264; Обухов-1/объект 24;Обухов-1а/пп.7,11-12; Деревяна/пп.4/1961г.,31; Глеваха, верхний горизонт /постр.4,5 и 7; Великая Бугаевка/п.9. Все эти комплексы в целом могут быть датированы от рубежа 3/4в. до начала 5в. (фазы II-V по Е.Л.Гороховскому; С/2 (поздний) - C/3 по Я.Тейралу). Таким образом, дата появления кухонной посуды (горшков) определяется началом 4в. Среди датированных комплексов Постугнянья наиболее ранние на данный момент представляют погребения в Деревяне/п.31 и Обухове-1а/п.7, наиболее поздние из них погребения в Великой Бугаевке/п.9, Черняхове/п.262 и мастерская из Обухова/объект 24.

В данном регионе известны памятники с гончарной кухонной посудой, которые по находкам могут быть датированы второй пол.3 началом 4 вв. Это поселения Великая Снетынка-2 (серия гребней с низкой овальной и трапециевидной спинкой из точков с остатками косторезного производства; две гладкие подвязные фибулы из культурного слоя) ; Малополовецкое-2 (обломок фибулы типа Монструозо из культурного слоя и гладкая подвязная фибула из сборов на поверхности); нижний горизонт поселения в Глевахе (гладкие подвязные фибулы и гребень с низкой округлой спинкой). В объектах и культурном слое этих памятников найдены фрагменты или целые формы гончарных горшков. Однако, перечисленные выше ранние предметы, за исключением Глевахи, не имеют бесспорной привязки к комплексам. Косторезные точки и остатки построек, исследованные в Великой Снетынке-2 нельзя рассматривать как закрытые комплексы, так как границы этих сооружений определялись исключительно по скоплению материала и в такой ситуации совершенно не исключены стратиграфические наложения разновременных находок. Более благоприятные почвенные условия Глевахи позволяют с большей уверенностью вычленять комплексы построек. Отметим, что ни один из датированных объектов раннего горизонта Глевахи не содержит черняховских горшков . Как косвенное подтверждение того, что горшки не характерны для ранних черняховских памятников Постугнянья можно рассматривать и то, что для всех трех памятников отмечается большой процент лепной посуды, а в группе гончарной посуды по суммарным просчетам значительная доля принадлежит столовой или керамика вообще представлена исключительно ею. Таким образом, материалы этих памятников косвенным образом подтверждают предположение о том, что гончарная кухонная посуда не характерна для черняховских памятников 3в.

О том, что горшки не производились на ранних этапах черняховской культуры в определенной мере подтверждают материалы могильников Среднего Поднепровья и других регионов культуры. Наиболее ранние погребения из этих памятников (синхронизируемые с фазами С/1 и С/2 ранняя), как правило, не содержат гончарных горшков: Завадовка/п.2 Косаново/пп.19,32 , Чернелив Руский/пп.130, 131, 111, Данчены/п.10 , Гавриловка/п.68 , Оселивка/22 и др. Керамика в этих погребениях представлена исключительно гончарной столовой и лепной посудой. Отметим также, что в комплексных хронологических схемах культуры черняховские гончарные кухонные горшки синхронизированы с поздними периодами (фазами) культуры (могильников) (по Бжан-Гей, периоды 3-5 или 310/320-400/410 гг.) (по Шарову, фазы III-IV могильников Косаново-Данчены или 310/320-около 375гг.), что хорошо согласуется и с материалами черняховских памятников Постугнянья.

Определив таким образом общую хронологию существования кухонных горшков на черняховских памятниках Постугнянья мы попытались проследить временную эволюцию некоторых элементов горшков. Размещение датированных комплексов, в состав которых входят и горшки, в относительной последовательности позволяет сделать ряд наблюдений. Учитывая ограниченное число этих комплексов, а также проблематичность относительной и абсолютной хронологии черняховской культуры в качестве предварительных наблюдений можно отметить, что

-для ранних комплексов первой пол.4в.(Деревяна/п.31, Обухов/п.7) не характерны горшки с хорошо развитыми профильными частями. Венчики горшков из этих погребений достаточно простые, слабо отогнутые, с каплевидным окончанием; днища плоские и плиточные, некоторые из них с небольшой закраиной, что сближает их с плоскими (Рис.6).

- в погребениях датируемых второй пол.4-нач.5. появляются горшки с развитыми шейками, усложненными типами венчиков и днищ. Для горшков этого времени в подавляющем большинстве характерны кольцевые днища (Черняхов/пп.262 и 264) и усложненные хорошо развитые венчики (сильно отогнутые, с "уступом под крышку", Г-образные и т.п.)(Обухов-1/обьект 24) (Рис.1-2,6-8). В этом отношении обращают на себя внимание находки фрагментов гончарной черняховской посуды в жилище киевской культуры поселения Мотовиловская Слободка-4, которое датируется концом 4в.-нач.5в. Найденные здесь обломки днищ от гончарных кухонных черняховских горшков имеют только кольцевую форму .

Тем не менее, следует отметить, что во второй пол.4в. горшки с различным типом оформления днищ и верхней части могли использоваться одновременно. Об этом свидетельствует комплекс погребения 9 из Великой Бугаевки, где они найдены вместе (Рис.7,1-7). Данный комплекс указывает на то, что и на поздних этапах культуры горшки этих типов продолжали изготовляться вместе.

Таким образом, в отношении временной эволюции кухонной посуды и отдельных ее элементов можно утверждать, что на Постугнянье производство горшков получает широкое распространение только с начала 4в. и продолжается вплоть до исчезновения культуры. Появление горшков двух групп, на нынешнем этапе исследования, в этом регионе Поднепровья представляется не синхронным. Наиболее ранними вероятно являются горшки на плоском и плиточном поддоне. Как элемент, характерный для поздних комплексов с горшками в бассейне Стугны и Ирпеня, можно рассматривать хорошо развитые шейки, усложненную профилировку форм венчиков и появление днищ на кольцевом поддоне.

Отсутствие достаточного количества надежно датированных комплексов и более детальной (дробной ) хронологии черняховской культуры не позволяет в настоящее время достаточно однозначно констатировать временную эволюцию морфологии черняховских горшков. Тем не менее, подобное объяснение совершенно не исключено, что отчасти иллюстрируют приведенные выше примеры. Развитие от простейших морфологических форм в изготовлении посуды (горшки первой группы) к более сложным (горшки второй группы) выглядело бы достаточно логичным. Классический образец эволюции профильных частей сосудов хорошо прослеживается для горшков древнерусского времени 10-13вв. Материалы Постугнянья показывают, что такое направление эволюции в оформлении верхней части черняховских горшков возможно. Так же как и нижней, придонной части горшка, что вероятно следует рассматривать как специфическую черту черняховской культуры. Однако выраженность (завершенность) этого процесса не столь явственна как это зафиксировано для древнерусских горшков. Если наше предположение о том, что изготовление горшков в черняховской культуре продолжалось не более ста лет является верным, то вполне допустимо, что изменение профилей горшков в черняховской культуре за это время не успело приобрести столь выразительных отличий, как это фиксируется в древнерусской посуде, где гончарные горшки изготовляются на протяжении трех столетий и изменение формы венчика позволяет датировать их в пределах одного или даже половины столетия.

Мы не исключаем также, что зафиксированные отличия в оформлении днищ, венчиков и используемых примесей для черняховских памятников из различных регионов Постугнянья может быть результатом различий между технологическими школами, которые сложились на этой территории в позднеримское время. Картографирование черняховских памятников с различными культурно-этническими признаками (вельбарскими и киево-пеньковскими) позволило установить наличие определенных территориальных группировок в этом регионе. Оказалось, что в общих чертах места распространения черняховских памятников с вельбарской и киевской посудой совпадает с территориями, где преобладает тот или иной тип кухонной посуды (Рис.10).

Поэтому не исключено, что формирование этих гончарных школ происходило в этнически разных средах. В этом отношении можно указать на схожесть применяемых примесей в лепной посуде вельбарского типа и горшков первой группы, т.н. оленовского типа. При изготовлении и той и той посуды в большом количестве использовалась дресва (речь идет о кухонной посуде). В тоже время, на черняховских памятниках, где преобладает лепная керамика киевско-пеньковского типа (Обухов-Великая Бугаевка) в гончарных горшках искусственные примеси минимальны. В отдельных случаях это могли быть органические примеси и в исключительных случаях даже шамот. Обращает внимание то, что для гончарных горшков оленовского типа характерно заглаживание нижней части сосуда, что сближает их в этом способе оформления придонных частей с лепными вельбарскими горшками, у которых низ не имеет следов подрезки, а тщательно сглаживался. Преемственность керамического производства при переходе от лепной к гончарной технологии в условиях одной этнической среды возможно фиксируют находки фрагментов гончарных сосудов, в том числе горшков, оформление внешней поверхности которых имитирует рустированную поверхность лепных вельбарских сосудов. На Постугнянье такие находки отмечены при раскопках поселения в Великой Снетынке-2.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПРИЛОЖЕНИЕ 1.

Список памятников с кухонной посудой использованных в работе.

Памятники с достаточно репрезентативными коллекциями.

1. Великая Мотовиловка-1.

Поселение. Раскопки 1987 года. Исследованы участки культурного слоя.

Всего отобрано 31 фрагмент, из них 20 венчиков и 11 днищ.

2. Оленовка-5.

Поселение. Сборы с поверхности памятника в 1982-1984гг.

Всего отобрано 22 фрагмента, из них 9 венчиков и 13 днищ.

3.Малые Дмитровичи-4.

Поселение. Сборы с поверхности памятника в 1986г.

Всего отобрано 13 фрагментов, из них 4 венчика и 9 днищ.

4. Григоровка, ур.До Хреста.

Сборы с поверхности памятника в 1986г.

Всего отобрано 23 фрагмента, из них 10 венчиков и 13 днищ.

5.Обухов-1.

Поселение черняховской культуры исследовалось в 1974-1992гг. Раскопано более 40 сооружений различного характера. Кухонная посуда в разном долевом соотношении представлена во всех черняховских обьектах. Для анализа и статистических расчетов использованы материалы из объектов 24 и 32. Общая датировка поселения 4в.

Объект 24 (кузнечная мастерская). Размерами 6х3м и гл.0,91м. Из заполнения происходит: 1139 фрагментов гончарной кухонной посуды, 182 обломка столовой посуды, 26 обломков пифосов и шесть фрагментов амфор. Кроме этого, в постройке найдено большое количество изделий из железа (обломки пластин, пробойник, щипцы и др.), проколки из кости, оселки, костяной гребень и обломок стеклянного кубка .

Гребень трехслойный многочастный с выступающей спинкой и ровными заплечиками. Принадлежит к типу III, варианту 2 по З.Томас и датируется второй пол.4-нач.5в. Фрагмент верхней части стеклянного кубка, вероятнее всего конической формы и прошлифованными овалами. Стекло желто-зеленого цвета, прозрачное. По Г.Рау относится к высоким коническим стаканам с прошлифованными овалами, которые датируются второй пол. 4в.

Объект 32 (жилище). Размеры постройки 5,8х2,6м, глубина 1,74м. Керамический комплекс представлен 32 фрагментами столовой посуды, 238 кухонной, семью лепными и одним обломком стенки амфоры. Датирующих вещей в сооружении не найдено.

Всего из двух сооружений отобрано 177 фрагментов, из них 73 венчика, 41 днище, 60 фрагментов стенок и две целых формы.

6. Красная Мотовиловка-1 (или Оленовка 4).

Поселение. Сборы с поверхности памятника в 1982-1984гг. Из подъемного материала происходит бронзовая фибула воинского типа 4в.

Всего отобрано 20 фрагментов, из них 9 венчиков, 10 днищ и одна стенка.

 

7. Оленовка-2.

Поселение. Сборы с поверхности памятника в 1982-1984гг.

Всего отобрано 11 фрагментов, из них 6 венчиков и 5 днищ.

8.Великая Бугаевка, могильник.

Могильник черняховской культуры раскапывался в 1995-1996гг. Исследовано 26 погребений. Из них 15 содержали горшки. В культовом слое также обнаружено большое количество фрагментов горшков. Совокупность находок из культового слоя и погребений: фибулы типа Bьgelknopffibel, двупластинчатая, воинская, подвязные фасетированные (Гороховский\u1041Б2в малая), пластинчатые шпоры, гребень с заплечиками, пряжки (Гороховский\u1089серий Б,В) и фрагменты стеклянных кубков типа Ковалк, Гавриловка/п.5, Журовка/п.14 позволяют синхронизировать могильник с фазами III-V по Е.Л.Гороховскому и датировать исследованную часть могильника в пределах 4в.-начала 5в.

Всего отобрано 22 формы.

Датированный комплекс:

Погребение 9. Трупосожжение с размещением кальцинированных костей в урнах и скоплениях. Инвентарь:1.Миска-урна гончарная; 2. Горшок-крышка, гончарный. Полный профиль. Поверхность шероховатая заглаженная, внизу горизонтальные срезы. Дно плоское, венчик слабо развит. Тесто рыхлое с песком. Примеси в виде железистых зерен; 3. Горшок-урна, гончарный. Шероховатый, тщательно заглаженая поверхность светло-коричневого цвета. Тесто с песком, плотное. Дно на невысоком кольце, венчик сложный с подгранками, шейка развитая; 4. Кувшин-урна, гончарный;5. Ваза гончарная (миска ?) - крышка; 6. Кубок-урна(-?), гончарный; 7.Возле урн и в скоплениях найдено еще 37 фрагментов мелкой вторично обожженной керамики; 8. Фрагмент внутренней пластины спинки от костяного трехслойного гребня с выступающей спинкой и плечиками. Вероятно, этому же гребню принадлежит фрагмент пластин с вырезами на плече и бронзовыми заклепками (Рис.7, 1-7).

Гребень по З.Томас принадлежит к типу III, вероятнее всего варианту 2 и датируется второй пол.4-нач.5в.

9. Глеваха

Поселение открыто в 1980 р. Раскопками была исследована площадь 2912 кв.м.

Комплексы киевского (нижнего) горизонта представлены четырьмя постройками, 45 ямами-погребами, подом выносного очага и ямой для выжига угля. Черняховская гончарная керамика, которая достоверно связана с киевскими объектами, как отмечает автор раскопок, в подавляющем большинстве представлена столовой посудой. Только в одном случае реконструирован полный профиль горшка, остальные обломки принадлежат мискам и кувшинам. Яма, из которой происходят обломки гончарного горшка, датирующих находок не содержала. Датировка объектов нижнего слоя Глевахи определяется в пределах второй пол.3-начала 4в. Из культурного слоя поселения, где расположены объекты с киевской лепной посудой происходит воинская фибула, которая может быть датирована 4в.

Верхний слой (черняховско-вельбарский) поселения в Глевахе представленный пятью постройками, 11 хозяйственными ямами и открытым очагом. Объекты содержали лепную посуду вельбарского типа и гончарную черняховского.

В объектах этого горизонта преобладает гончарная керамика. В комплексах, которые дали большую коллекцию керамики (постройки 4 и 5), обломки кухонной посуды количественно преобладают. Ассортимент гончарной посуды относительно гончарного сервиза в киевских объектах, по наблюдениям Р.В. Терпиловского, несколько расширился за счет значительно выросшего процента горшков, появления трехруких ваз и толстостенных пифосов.

Датировка верхнего слоя поселения в Глевахе определяется по находкам парных железных фибул из построек 4 и 5 и бронзовой из жилища 7. Такие фибулы в целом датируются 4 в.

Датированные объекты с кухонной посудой:

Постройка 4. Размерами 4,8х4,6м и глубиной 0,75м. Из заполнения происходит 340 фрагментов керамики. В том числе 18% лепной вельбарской, остальная гончарная. Среди последней преобладает кухонная. Здесь же найдены фибула, шило, грузило и обломки жернова. Железная подвязная фасетированная фибула датируется в пределах 4в.

Постройка 5. Размерами 4,15х1,45-2м и глубиной 1,7м. С заполнением постройки связаны находки 300 фрагментов керамики. Из них 13% лепной вельбарской, 50% кухонной и 37% столовой гончарной посуде. Здесь же найдены фибула, стеклянный перстень, пряслице и обломки жернова. Железная подвязная фасетированная фибула датируется в пределах 4в.

Постройка 7. Размерами 3,3х3м и глубиной 1,1м. С заполнением постройки связаны находки 80 фрагментов гончарной керамики и 37 лепной. Из постройки происходит бронзовая подвязная фасетированная фибула, которая датируется в пределах 4в.

Для анализа отобран 41 фрагмент гончарных горшков из постройки 5 (раскоп 7, раскопки 1984 года) и жилища 4 (раскоп 3-2-ж, раскопки 1982 года)

10.Гребенки-1

Поселение. Раскопки Б.В.Магомедова и М.Е.Левады. Исследованы остатки трех наземных построек, две из которых относятся к типу длинных домов. Все объекты содержали целые формы, либо фрагменты гончарных горшков.

Для построек 1 и 1а, по мнению авторов, прослежено стратиграфическое перекрытие. В более ранней постройке 1 найдены преимущественно венчики с утолщенной гранью, а в перекрывающей ее постройке 1а преобладали прямые венчики.

Поселение в целом датируется по фрагментам стеклянных кубков типа Ковалк и Кьонигсбрух-Черняхов, синхронизируемых с фазами III-IV по Е.Л.Гороховскому.

11.Черняхов.

Могильник. Раскопки Сымоновича Э.А. в 1961-1962гг. Исследовано 21 трупоположение. Из них девять погребений содержали гончарные горшки. Отобрано 19 целых горшков.

Датированные погребения:

Трупоположение 262. С северной ориентацией и разрушенным костяком. В инвентаре три гончарных горшка и бронзовая пряжка. Горшки собраны из фрагментов. Днища кольцевые с дополнительной обработкой, шейки средне развитые, венчики хорошо развиты (утолщенные, с внешней закраиной и сильно отогнуты). Один из них на плече имеет две кольцевых бороздки (Рис.8, 1-6).

Калачиковидная пряжка с утолщенным передком, язычок с уступом и глубоко нависающим за рамку окончанием, характерна для V фазы культуры (370-410гг.) по Е.Л.Гороховскому .

Трупоположение 264. С северной ориентацией. Инвентарь: пять гончарных сосудов - кувшин, миска, глубокая лощеная миска-ваза и два горшка , пряслице, гребень, стеклянные бусы, парные подвязные фибулы.

Горшки. Днища кольцевые, с дополнительной обработкой, шейки средне развитые, венчики хорошо развиты и профилированы. Один из них имеет горизонтальное рифление в верхней части (Рис.8,7-14).

Гребень с небольшими заплечиками и высокой полукруглой спинкой близок гребням 1-го варианта III-го типа по З. Томас, хотя и не идентичен. Датируется в пределах второй пол.4-нач.5.

12. Деревяна

Могильник. В 1959 и 1961гг. Э.А.Сымонович исследовал остатки четырех трупоположений. В 70-80-х года Н.М.Кравченко провела раскопки на площади около 500 кв.м., где было исследовано 41 погребение. По серии находок могильник в целом датируется 4в. (фазы III-IV по Е.Л.Гороховскому). Отобрано десять целых горшков.

Погребения с датирующими вещами.

Трупоположение 4/1961. С северной ориентацией. В инвентаре два гончарных горшка, высокая серо-лощеная миска, бронзовая фибула и стеклянные бусы.

Горшки серого цвета, с шероховатой поверхностью, имеют среднеразвитые шейки и венчики. Один горшок имеет плиточный поддон, второй кольцевой.

Датировку погребения определяет подвязная фасетированная фибула, которая относится к серии Б, варианту 3 ("Григоровский") (вторая треть 4- пер.пол.5в.) по Е.Л.Гороховскому.

Трупоположение 31. С северной ориентацией. В состав инвентаря входило шесть сосудов - гончарный кубок, гончарная миска, три гончарных горшка. Пряслице. Ожерелье из бус. Бронзовая пряжка с обоймой. Горшки имеют плиточные днища и развитые венчики (Рис.6, 1-9).

Погребение может быть датировано по пряжке. Согласно классификации Е.Л.Гороховского она относится к подгруппе 12, серии В и датируется второй-третьей четвертью 4в.-нач.5 . Нам представляется, что пряжки этого типа следует датировать более ранним временем. Например, похожая пряжка происходит из погребения 38 Косановского могильника, где она найдена вместе со стеклянным кубком, верхняя дата которого по Г.Рау не выходит за пределы второй четверти 4в. О.В.Шаров отметил близость пряжек этого типа к пряжке из погребения в Варпелеве, где она была найдена с монетой Проба (270-272гг.) . Учитывая это, погребение в Деревяне вероятнее всего следует датировать рубежом 3/4 - первой четвертью 4в.

13. Обухов 1а.

Могильник. Раскопками Кравченко Н.М. исследовано более 600 кв.м, где открыто 42 погребения. По серии находок могильник в целом датируется 4в. (фазы III-IV по Е.Л.Гороховскому). Для анализа нами отобрано 24 формы.

Трупоположение 7. Погребение ребенка с северной ориентацией. Инвентарь - четыре гончарных миски и четыре гончарных горшка, бусина, воинская фибула и гребень с трапециевидной спинкой (Рис.6, 10-19).

Керамический сервиз данного погребения состоит как бы из двух равных по числу комплектов сосудов - взрослого и детского. Последний представлен сосудами малых размеров, в том числе и миниатюрным горшочком. Горшки с плоским днищем. Один на плиточном поддоне. Венчики средней развитости. Утолщенные каплевидные (Рис.6,10-19).

Гребни с трапециевидной спинкой в Центральной Европе наиболее характерны для фазы С/2. Выделены З.Томас в особый вариант трехпластинчатых гребней I-го типа и датированы по погребениям в Лейне и Хасслебене, т.е. около 300 г.. Следует отметить, что трапеция спинки обуховского гребня в отличии от германских имеет более геометрические очертания. В черняховской культуре трапециевидные гребни характерны для волыно-подольских памятников (Раковец/п.11, Косаново/п.9, Ружичанка/п.44) и сопутствующие им в погребениях вещи (омегоподобная пряжка, полусферический кубок с фасетированным орнаментом ) вероятнее всего говорят о близости во времени горизонту княжеских погребений.

Встреченная в Обуховском комплексе воинская фибула традиционно для черняховской культуры датируется 4в. Она аналогична близким между собой фибулам групп 48 и 49 по М.Шульце. Подавляющее большинство фибул этих групп происходит из черняховских памятников. Единственный датированный монетой Проба (276-282гг) комплекс с фибулой группы 48 из Банатски Деспотовач вероятно фиксирует нижнюю границу для фибул этого типа . Учитывая сказанное выше данное погребение вероятнее всего следует датировать рубежом 3-4вв. началом 4в.

Трупоположение 11-12. Разрушенное трупоположение с северной ориентацией(№11) и ямой ритуального разрушения с остатками кремации (№12), которая прорезала погребение в центральной части (Рис.7,8-10).

Инвентарь: Один горшок и фрагмент придонной части гончарного сосуда (возможно кувшина). Трехслойный гребень с высокой полукруглой спинкой, орнаментированной кружочками.

Горшок на плиточном поддоне и слаборазвитым венчиком.

Дату погребения определяет гребень с высоко полукруглой спинкой синхронизируемы с фазой IV (вторая половина 4в.) по Е.Л.Гороховскому.

14.Великая Снетынка-2.

Поселение с остатками косторезного производства. Раскопки Б.В.Магомедова. Исследовано 756м.кв., где открыты остатки жилища размерами 7х8,4м, косторезная мастерская (8х14м) и два рабочих места гребенщиков. Мощность культурного слоя поселения достигала 1м. Керамический комплекс представлен почти 7 тыс. фрагментами, из них 52% принадлежит гончарным сосудам, остальные - лепной посуде вельбарского типа. Находки из культурного слоя и объектов представлены отходами и полуфабрикатами косторезного производства, ножами, наконечником дротика, фибулами, ключом, кресалом, денарием Александра Севера (220-235 рр.) и др. Поселение в целом датируется концом 3 -пер.пол.4в..

 

15 Малополовецкое-2.

Поселение. Раскопки Р.Г.Шишкина. Исследовано около 400кв.м., где раскопаны остатки нескольких сооружений и гончарный горн. Находки гладкой подвязной и обломка иглы со щитком фибулы типа Монструозо позволяют датировать поселение сер. 3 -нач. 4в.

На северном участке поселения раскопан гончарный горн позднеримского времени. Горн имел двухярусную конструкцию и предгорновую яму. По своим конструктивным особенностям он принадлежит к шестому варианту топочных устройств, с топкой периферийного действия по классификации А.А.Бобринського.

Вся керамика происходит из заполнения предгорновой ямы. Она представлена одним целым и развалами от почти 30 форм разнообразных гончарных сосудов. Набор состоял из кухонной и столовой посуды: горшки, миски, трехрукие вазы, кубок и кувшин. Для анализа нами отобрано 11 целых горшков.

Большая часть горшков имеет опуклобокую форму, с плечиками в верхней части сосуда либо на середине высоты. У всех горшков слабо- либо среднеразвитая шейка. Венчики слабо- и среднеразвитые (каплевидные, с намеченным внутренним уступом). У всех горшков, за исключением одного плоского днища, плиточного типа. Поверхность горшков шероховатая, в придонной части, почти все они имеют следы горизонтальной или вертикальной подрезки. Тесто плотное, часть сосудов с примесями зерен дресвы средних размеров.

По мнению автора раскопок, данный комплекс керамики является одной загрузочной партией посуды в горн. Следы сильной деформации на большинстве сосудов, вероятнее всего указывают на то, что данная партия посуды была браком.

 

Список недостаточно репрезентативных коллекций использованых в работе:

16. Дедовщина.

Могильник и поселение. Раскопки В.К. Козловской. На могильнике исследовано 19 погребений, на поселении остатки наземного сооружения. В фондах НМИУ (г.Киев) хранится часть находок с этих памятников. Фрагменты гончарной кухонной посуды (менее десяти образцов), отобранные для анализа происходят из поселения и разрушенных погребений на могильнике.

Дата определяется фасетированной фибулой найденной на поселении (вероятнее всего Гороховский/Б1б), трехслойным гребнем с плечиками и выступом-спинкой (по З.Томас 2-й вариант, III-го типа), овальной пряжкой с утолщенной передней частью (Гороховский/серия Б) в пределах 4 в., вероятнее всего его второй половиной.

17. Жуковцы, пункты 1 (ур. Кут) и 2 (ур. Осова).

Многослойное поселение черняховской культуры и древнерусского времени. Раскапывалось Е.В. Махно и М.Л.Макаревичем в 1940 и 1946гг. По данным Е.В. Махно, на площади 484кв.м. исследованы остатки 10-ти жилищ черняховской культуры и три древнерусских землянки. Найденные на участке раскопок 1940г. фрагмент пластины спинки гребня с заплечиками, а также ножка красноглиняной римской амфоры датируют этот участок поселения в пределах 4в. В особенностях гончарного комплекса можно отметить преобладание горшков с хорошо развитыми венчиками, кольцевыми днищами, наличие фрагментов пифосов, что также не противоречит этой дате.

18-20. Барахты, пункты 2,3,5.

Поселения черняховской культуры.

21-22. Тростинка, пункты 3-4.

Поселения черняховской культуры.

23-25. Великая Вильшанка, пункты 7, 10, 11.

Поселения черняховской культуры.

26. Малые Дмитровичи-3.

Поселение черняховской культуры.

27. Макеевка-4.

Поселение черняховской культуры.

28. Копачов.

Поселение черняховской культуры.

29-30. Мотовиловская Слободка, пункты 3, 5.

Поселения черняховской культуры.

31. Великая Мотовиловка-2.

Поселение черняховской культуры.


Рисунки

Рис.1 Схема основных типов оформления днищ и венчиков гончарных горшков памятников черняховской культуры бассейна рр.Стугны-Ирпеня.

Рис.2 Статистическая таблица основных признаков кухонной посуды черняховских памятников Постугнянья.

Рис.3 Гистограмма распределения значений признаков гончарных горшков черняховских памятников Постугнянья.

Рис.4 Распространение гончарных горшков с различными типами днищ на памятниках Постугнянья.

1 - горшки с плоскими днищами; 2 - горшки с плиточными; 3 - горшки на кольцевом поддоне.

Рис.5

Гистограмма распределения и распространение гончарных горшков с примесями дресвы в глине на памятниках Постугнянья.

Номера памятников на гистограмме и карте:

1. Оленовка-2; 2. Оленовка-5; 3.Великая Мотовиловка-1; 4. Малопловецкое-2; 5. Глеваха; 6. Оленовка-4; 7. Обухов-1 (объект 24); 8. Вел.Дмитровичи-4; 9. Деревяна; 10. Обухов-1 (объект 32); 11.Великая Бугаевка; 12. Обухов-1а.

Рис.6

1-9. Комплекс погребения 31 из могильника в Деревяне.

10-19 Комплекс погребения 7 из могильника в Обухове 1а.

1- бронзовая пряжка; 2 - пряслице; 10 - гребень; 11 - фибула; 4 - гончарный кубок; 5-6 13-15 - гончарные миски; 7 - лепной горшок; 8-9 16-19 - гончарные горшки.

Рис.7

1-7. Комплекс погребения 9 из могильника в Великой Бугаевке.

8-10 Комплекс погребения 11-12 из могильника в Обухове 1а.

1 9 - гребни; 2 - гончарный кубок; 4 7 - гончарные миски; 5 - кувшин; 3 6 10 - гончарные горшки

Рис.8

1-4. Комплекс погребения 262 из могильника в Черняхове.

5-14 Комплекс погребения 264 из могильника в Черняхове.

1- бронзовая пряжка; 9 - пряслице; 5 - гребень; 7-8 - фибулы; 13 - гончарный кувшин; 11-12 - гончарные миски; 6 - стеклянные бусы; 2-4 10-14 - гончарные горшки.

Рис.9

Малополовецкое-2. Комплекс гончарного горна.

1 - вид с севера на гончарный горн и предгорновую яму; 2-3 план и разрез горна; 4-13 гончарные горшки из предгорновой ямы.

Рис.10

Карта распространения памятников с различными типами гончарной посуды на Постугнянье.

1. памятники с преобладанием гончарных горшков первого типа (“обуховского)

А - репрезентативные коллекции;

Б - не репрезентативные коллекции;

2. памятники с преобладанием гончарных горшков второго типа (“оленовского)

А - репрезентативные коллекции;

Б - не репрезентативные коллекции;

3. памятники со смешанными типами гончарных горшков;

4. зона распространения черняховских памятников с вельбарскими элементами;

5. зона распространения черняховских памятников с киевскими элементами;

Список памятников: 1. Великая Мотовиловка-1; 2. Оленовка-5; Малые Дмитровичи-4; 4. Григоровка; 5.Обухов-1; 6.Червона Мотовиловка (Оленовка-4); 7. Оленовка-2; 8. Великая Бугаевка; 9. Глеваха; 11. Черняхов; 12. Деревяна; 13.Обухов-1а; 14.Великая Снетынка-2; 15.Малополовецкое-2; 16. Дедовщина; 17. Жуковцы; 18-20. Барахты, пункты 2, 3, 5; 21-22. Тростинка, пункты 3, 4; 23-25. Великая Вильшанка, пункты 7, 10, 11; 26. Малые Дмитровичи-3; 27. Макеевка-4; 28. Копачов; 29-30. Мотовиловская Слободка, пункты 3, 5; 31. Великая Мотовиловка-2.


Литература

Бобринский А.А. Гончарство Восточной Европы. М.-1978; Круг О.Ю. Применение петрографии в археологии// Археология и естественные науки.М.-1965.-С.149.

Тиханова М.А. К вопросу о происхождении гончарной керамики черняховской культуры //Античные города северного Причерноморья и варварский мир: Крат.тез. докл. к нуач.конф.- Л.- 1973.- С.29-31; Магмедов Б.В. О происхождении форм гончарной черняховской керамики // Новые исследования археологических памятников на Украине, Киев, 1977.- С.111-123.

Симонович Е.О. Черняхівські горщики Подніпров’я// Археологія,1981.- вип.36.- С.46-52; Він же, Черняхівська кераміка Подніпров’я// Археологія, 1983.- вип.43.-С.26-42; Никитина Г.Ф. Анализ археологических источников могильника черняховской культуры у с.Оселивка. М.-1995.- С.17-49 и др..

Смиленко А.Т. К хронологии гончарной керамики черняховского типа// КСИА.-вып.121.- С.79-80; Шаров О.В. Хронология могильников Ружичанка, Косаново, Данчены и проблема датировки черняховской керамики // ПАВ.-Санкт-Петербург, - 1992.- С.165-171, 199-203; Гей О.А, Бажан И.А. Хронология эпохи “готских походов” (на территории Восточной Европы и Кавказа). М.- 1997, С.41-50 и др.

Петраускас О.В., Шишкін Р.Г. Деякі підсумки археологічних досліджень, проведених на Правобережній Київщині у 1985-1990 роках (за матеріалами пам'яток пізньоримського часу) // Археологічні дослідження, проведені на території України протягом 80-х років державними органами охорони пам'яток та музеями республіки: Тематичний збірник наукових праць. - К.- 1992. - C.96-111.

Следы от этой подрезки часто путают с горизонтальными следами от выпавших зерен, которые образуются при обработке поверхности сосуда на гончарном круге.

Гороховский Е.Л. Хронология черняховских могильников Лесостепной Украины // Труды V Международного конгресса археологов-славистов, Киев,1988.- Т.4.- С.34-46; Tejlar Ja. Einige Bemerkungen zur Chronologie der späten römischen Keiserzeit im 4. und 5 Jahrhundert.’’ Probleme der relativen und absoluten Chronologie ab Latenzeit bis zum Fruhmittelalter. Krakow, 1992.- S.227-249.

Магомедов Б.В. Велика Снiтинка 2 - поселення гребінників III-IV ст.н.е. // Давнє виробництво на територiї України. К.- 1992.- С.94-116.

Кравченко Н.М., Шишкин Р.Г. , Готун І.А., Максимов В.В., Лисенко С.Д. Розкопки біля села Малополовецьке// АДУ 1993р. Київ, 1997.- С.72-73.

Терпиловский Р.В., Абашина Н.С. Памятники киевской культуры. Свод археологических источников. К. -1992. - С.103-106.

Терпиловський Р.В. Київський горизонт поселення Глеваха// Смотри статью в настоящем сборнике.

Магомедов Б.В., Указ.соч. - 1992, С.97; Терпиловский Р.В., Статья в настоящем сборнике.

Кравченко Н.М. Пам'ятки черняхiвської культури в Пороссi// Археологiя, 1973. - Т.8. -С.102-103 Рис.6-7; Кравченко Н.М. Косановский могильник (по материалам раскопок В.П.Петрова и Н.М.Кравченко в 1961-1964 гг.)// История и археология юго-западных областей СССР начала нашей эры. -М. -1967.-С.89,94; Герета М.П. Новые могильники Черняховской культуры Западной Подолии и Вельбарская культура// Kultura wielbarska w mlodszym okresie rzymskim.Т.11, Lublin, 1989.-Рис.3, 4; Рафалович И.А. Данчены.Могильник черняховской культуры 111-1Y вв.н.э. Кишинeв, 1986.-С.29-30, Табл.XVII; Сымонович Э.А. Раскопки могильника у Овчарни совхоза "Приднепровского" на Нижнем Днепре // МИА.-1960.-N82.-С.210; Никитина Г.Ф. Могильник у с.Оселивка Кельменецкого района Черновицой обл. // Могильники черняховской культуры. М.-1988.-Табл.14.

Гей О.А, Бажан И.А. Указ соч.- Табл.69.

Шаров О.В. Указ соч.-1992, Табл.II, IV. Работа специально посвящена анализу хронологии черняховской керамки. Однако более детально автор анализирует столовую посуду. В таблицах горшки размещены в поздних фазах могильников без каких-либо дополнительных комментариев.

Поселение датируется на основании типологии лепных сосудов, а также обломку стенки керамического котла с внутренним ушком, которое является подражанием котлам гуннского времени. Шишкин Р.Г. Житло київської культури поселення Мотовилівська Слобідка-4// Фастівський державний краєзнавчий музей, серія "Прес-Музей", Фастiв, бюлетень №10.(сдана в печать).

Следует отметить, что плоское днище этого сосуда как и вся его придонная часть дополнительно обработано после среза его с гончарного столика, что не совсем характерно для горшков с плоским днищем.

Похожее предположение о последовательности развития венчиков для кухонной посуды, от простых к сложным было высказано при сравнении материалов трех построек из Гребенок. См.: Магомедов Б.В., Левада М.Є. Черняхiвське поселення бiля с.Гребiнки // Археологiчнi дослiдження, проведенi на територii Украiни протягом 80-х рокiв державними органами охорони пам"яток та музеями республiки. Київ, 1992.-С.31.

Петраускас О.В., Шишкін Р.Г. Про черняхівські пам'ятки "змішаного" типу на Правобережжі Київського Подніпров'я // Етнокультурні процеси в Південно-Східної Європи в I тис.н.е. Львів, 1997.- С. 212-218.

Магомедов Б.В. Указ.соч.- 1992.- С.97.

Кравченко Н.М, Петраускас О.В., Шишкин Р.Г. Отчет о полевых работах археологической экспедиции Киевского пединститута в 1987 г// НА ИА НАНУ.-№1987/168.

Томашевський А.П. Поселення Червона Мотовилiвка // Звiд пам"яток iсторiї та культури по Київськiй областi.(рукопис)

Кравченко Н.М., Петраускас О.В. Шишкин Р.Г. Отчет об археологических раскопках и разведках в бассейнах р.Стугны и р.Красной в 1985-1986гг// НА ИА НАНУ. Киев. №1986/134.

Кравченко Н.М., Петраускас О.В. Шишкин Р.Г. Отчет об археологических раскопках и разведках в бассейнах р.Стугны и р.Красной в 1985-1986гг// НА ИА НАНУ, Киев, №1986/134.

Кравченко Н.М.,Шишкин Р.Г.,Петраускас А.В. Отчет об археологических работах по исследованию памятников черняховской культуры под Обуховом (Обухов 1 и Обухов 3) в 1990г// НА ИА НАНУ, Киев, №1990/№213.

Thomas S. Studien zu den germanischen Kammen der romischen Keiserzeit// Arbeits- und Forschungsgeschichte zur Sachsischen Bodendenkmalpflege. -Bd.8.- 1960.-S.104-110.

Rau G. Korpergraber mit Glasbeigaben // Acta Praehistorica et Archeologica, Bd.3.- 1972.- S.164-167.

Кравченко Н.М., Петраускас А.В. Сушко Л.В. Бацак К.Ю. Отчет об археологических работах по исследованию памятников черняховской культуры вблизи г.Обухова (поселение Обухов-1 и могильник Обухов-1а) в 1991г// НА ИА НАНУ, Киев, №1991/173.

Томашевський А.П. Поселення Червона Мотовилiвка // Звiд пам"яток iсторiї та культури по Київськiй областi.(рукопис)

Томашевський А.П. Поселення Оенiвка II// Звiд пам"яток iсторiї та культури по Київськiй областi.- (рукопис)

Петраускас О.В. Отчет о раскопках могильника черняховской культуры у с.Великая Бугаевка Васильковского р-на Киевской обл. в 1995г// НА ИА НАНУ, Киев, 1995; Он же, Отчет о раскопках могильника черняховской культуры у с.Великая Бугаевка Васильковского р-на Киевской обл. в 1996г// НА ИА НАНУ, Киев, 1996;

Thomas S. Указ. соч.- S.104-110.

Терпиловський Р.В., Статья в настоящем сборнике.

Терпиловский Р.В. К проблеме контактов Киевской и Вельбарской культур // Kulture Wielbarska w mlodszym okresie rzymskim.T.II, Lublin. 1989.- S.231-249, Рис.2-4.

Магомедов Б.В, Левада М.Є. Указ. соч.- С.21-33.

Сымонович Э.А. Новые работы в селе Черняхове // История и археология юго-западных областей СССР начала нашей эры. М.- 1967.- С.5-27.

Гороховский Е.Л. Указ. соч.- С.34-36.

Thomas S. Указ. соч.- S.104-110.

Сымонович Э.А. Работы на черняховских памятниках Приднепровья// КСИА.-вып.94.-1963.-С.80-87; Кравченко Н.М.
Исследование славянских памятников на Стугне // Славяне и Русь. К.-1979.-С.74-92.

Гороховский Е.Л. Хронология ювелирных изделий первой половины 1 тысячелетия н.э. Лесостепного Поднепровья и Южного Побужья. -Дис....канд.ист.наук, K.-1988. - НА ИА НАНУ - ф.12, N 685.- С.227.

Гороховский Е.Л. Хронология ювелирных изделий..., C.298.

Rau G. Указ. соч.- S.161-164, Fig.52.

Rau G. Указ. соч.- S.187-188, Fig.82; Шаров О.В. Указ. соч.- C.177-178.

Кравченко Н.М. Работы в Обуховском районе Киевской области// АО 1975, М.-1976.-С.334; Она же, Исследование славянских памятников ..- С.74-92.

Thomas S. Указ. соч.- S.92, Abb.64.

Schulze M. Die Spätkeiserzeitlichen Armbrustfibeln mit festen Nadelhalter// Antiquitas. - Bd.19-. 1977.- S.40-41, Tafel 4-5, фибула из Обухова почти идентична Schulze/49)IIx-Ba-1b)

Гороховский Е.Л. Хронология черняховских могильников..- 1988.- С.34-46

Магомедов Б.В. Указ. соч.-1992, С.94-116

Бобринский А.А. Гончарные мастерские и горны Восточной Европы (по материалам II - V вв.н.э.). М.- 1991.- С.116,рис.49

Шишкін Р.Г. Гончарний горн черняхівської культури поселення Малополовецьке-2 // Фастівський державний краєзнавчий музей, серія "Прес-Музей". Фастiв, бюлетень №10. (сдана в печать). Пользуясь случаем выражаем свою благодарность Р.Г.Шишкину за возможность использовать материалы этого комплекса до полной его публикации.

Петраускас О.В. Могильник та поселення черняхiвської культури бiля с.Дiдiвщина (За матерiалами розкопок В.Є.Козловської)//Археологiя, cдана в печать.

Махно Е.В. Поселення "культури полiв поховань" на пiвнiчно-захiдному правобережжi \ Археологiя, Т.I.-1949.-С.154-175.

Петраускас О.В., Шишкін Р.Г. Про черняхівські пам'ятки..- С. 212-218.

Здесь и далее информацию об этих пунктах смотри: Кравченко Н.М., Петраускас О.В., Шишкин Р.Г., Отчет за 1987 год// НА НАНУ, Киев, №1987/168.


Вверх | Home | Сервер

© 2000 Восточноевропейский археологический журнал. All rights reserved.
Лаборатория аналитических исследований НИИПОИ МКИ Украины.