Сервер восточноевропейской археологии

 Археология
Info Сделать стартовой страницей

Первая Мировая. Бои в Восточной Пруссии

08.07.2015

pervaya-mirovayaСобрав все возможные силы, немцы обрушились на армию генерала Самсонова. В окружение попали семнадцать русских пехотных полков. В русских частях, ушедших далеко вперед от своих тылов, не хватало боеприпасов и заканчивалось продовольствие. Армия Самсонова еще сумела нанести немцам ряд поражений, почти неделю прорываясь из кольца. Но вскоре все было кончено. Остатки русских войск немцы добивали из тяжелой артиллерии. Того, кто не погиб, ждал плен. Вместе со штабом в окружении оказался и командующий армией. Не желая покрывать себя позором, генерал Самсонов застрелился.

О помощи, которую оказала Россия своему союзнику, вскоре узнали и во Франции. В те августовские дни французские патрули в качестве пароля использовали фразу "Вив ля Руси!" ("Да здравствует Россия!")…

России, которая менее всего желала этой войны, предстояло нести на себе всю ее тяжесть. Эти дни напоминали события 1812 года, когда весь народ сплотился вокруг своего царя. Ему верили, за него молились, на него надеялись. В стране прекратились забастовки и антиправительственные выступления. Тысячи молодых людей записывались добровольцами. Составы отправлялись на Запад… А оттуда приходили санитарные поезда с тысячами раненых. Россия превращалась в огромный госпиталь.

Во дворцах Санкт-Петербурга работали мастерские, которые готовили перевязочные материалы. В Царском Селе, где жила императорская семья, открылось множество лазаретов. Царский лейб-медик Евгений Сергеевич Боткин организовал больницу прямо у себя дома. Раненым помогала его дочь Татьяна и нанятый доктором персонал. Лазаретом стала и часть царского Екатерининского дворца. Юный наследник престола цесаревич Алексей был тяжело болен, но его мать императрица Александра Федоровна со старшими дочерьми Татьяной и Ольгой окончили курсы медсестер и значительную часть времени проводили в госпиталях. Государыня с дочерью ассистировали при операциях. Ольга убирала палаты и дежурила у тяжелораненых. Две младшие княжны Мария и Анастасия были еще слишком малы, но и они вместе с цесаревичем Алексеем посещали больницы, чтобы поговорить с ранеными и приободрить их.

Несмотря на поражение в Восточной Пруссии, народ искренне верил в своего царя, в свою страну. Тем более, что южнее, в боях против Австро-Венгрии, русские войска одерживали убедительные победы. И не только на земле, но и в воздухе…

26 августа 1914 года в небо над западно-украинским городком Жолква взлетел русский самолет. Это был аппарат, изготовленный из дерева, обтянутого обычным полотном, а тросы-расчалки над крыльями придавали ему сходство со швейной машинкой. Самолет "Моран". Производился во Франции и экспортировался в Великобританию и Россию. Детали крылатой машины укладывали в ящик, и она начинала свой долгий путь к русскому заказчику. Невероятно, но чтобы открыть ящик, собрать машину и выпустить ее в полет, требовалось всего два механика и 11 минут времени. Из навигационных приборов в кабине имелся только компас, а двигатель развивал мощность меньшую, чем у современного спортивного мотоцикла.

От ветра и возможного пожара пилота защищала кожаная куртка, перчатки и очки, а от пуль, выпущенных с земли, — лишь обычная сковородка, которую многие пилоты укрепляли на своем сидении. Парашюта у летчика не было, а из оружия имелся лишь револьвер в кобуре. Легкий самолет болтало в воздухе. Управлять им и одновременно попасть во вражеский аэроплан из пистолета было задачей совершенно невыполнимой. Встретившись в небе с врагом, авиаторы быстро расстреливали все патроны, и чаще всего мимо цели. После этого оставалось только грозить противнику кулаками. Такой была авиация в 1914 году. Такими были ее пилоты. В Германии, во Франции, в России…

Сегодня даже трудно представить, сколько отваги требовалось от людей, которые поднимали в воздух машины, сделанные из фанеры и ткани, и направляли их туда, где гремели бои… Летчику, который поднял свой "Моран" над Жолквой, было всего 27 лет, но его знала вся Европа. Лучший из лучших. Штабс-капитан Нестеров. Нестеров командовал 11-м авиаотрядом Юго-Западного фронта. И хотя основной задачей авиации в начале войны была разведка, Нестеров считал, что аэроплан может быть оружием куда более грозным. 26 августа Нестеров находился на аэродроме, когда в небе появился австрийский самолет "Альбатрос". Русский летчик неоднократно утверждал, что можно совершить таран вражеского самолета, и при этом не повредить свою машину. Сейчас перед ним был враг, который вел разведку, а, возможно, и готовился сбросить бомбы...

Нестеров бросился к своему самолету… Не успев пристегнуться к сиденью, он поднял машину в воздух. Летчик догнал австрийца, намереваясь колесами своего самолета ударить по крыльям вражеского. Но расчет оказался неверным, и удар пришелся в середину фюзеляжа "Альбатроса"… По словам очевидцев, от удара Нестерова выбросило из кабины и он полетел к земле. Оба самолета падали вниз практически бесшумно.

Не было ни эффектного взрыва, ни вспышки пламени. Аэропланы просто упали на землю и превратились в обломки. Так погиб человек, совершивший первую в мире "мертвую петлю" и первый мире воздушный таран, слава мировой авиации, русский летчик и солдат Пётр Николаевич Нестеров.

Через семь месяцев воздушный таран применил поручик Казаков. После удачной атаки пилот благополучно возвратился на аэродром. Пройдет время, и на самолетах будут устанавливать пулеметы, а затем и пушки. Летчики будут иметь радиосвязь и парашюты. Но первые сражения в небе начинались тогда, когда оружием пилотов были лишь мужество и решительность…

Спустя несколько дней Россия узнала о новой победе своих войск. Полки двух армий, 3-й и 8-й, заняли город Львов, который тогда входил в состав Австро-Венгрии. В трехнедельной битве за Львов русские войска взяли более 100 000 пленных, захватили 640 орудий и 220 пулеметов. 8 вражеских знамен стали русскими трофеями. Юго-Западный фронт, протянувшийся на 500 км от Вислы до Днестра, продолжал наступление, и вскоре его части подошли к стенам Перемышля. После бельгийского Антверпена и французского Вердена это была третья по мощи крепость в Европе. Ее гарнизон равнялся населению целого города и составлял 100 000 человек. Русские уже приближались к Карпатам. Оставалось совсем немного до венгерской границы, а там рукой подать и до столицы Австро-Венгрии. В Вене назревала паника, и австрийцам пришлось срочно просить помощи у Германии. У немцев в боях против русского Северо-Западного фронта хватало и своих проблем. Весь сентябрь Гинденбург безуспешно пытался окружить и разгромить русские войска. Теперь ему пришлось идти на выручку Австро-Венгрии…

Немцы перебросили часть своих сил южнее, намереваясь атаковать русские войска у Варшавы. Австрийцы должны были штурмовать крепость Ивангород. За четыре дня до немецкого наступления русские войска заняли оборону вдоль реки Висла. Осада с Перемышля была снята. Венские газеты радовались этому событию так, словно была одержана грандиозная победа. Крепость даже посетил наследник австрийского престола принц Карл (именно он занял место Франца Фердинанда, убитого в Сараево). Но эти торжества длились недолго.

8 сентября немцы и австрийцы пошли в наступление. Германские части уже находились у Варшавы, и казалось, что она вот-вот перейдет в их руки, когда в бой вступили сибирские стрелки. Прибыв на фронт, они прямо из вагонов бросились в штыковую атаку и остановили врага. В это время под Ивангородом русские, отбив атаки австрийцев, перешли в наступление, угрожая окружением всех немецких войск под Варшавой.

Гинденбург дал приказ прекратить сражение и отступать. За месяц боев немцы и австрийцы потеряли 150 тысяч человек убитыми и ранеными. Русские — 15 тысяч убитыми, 50 тысяч получили ранения. Русские вновь вернулись к Перемышлю, и крепость снова оказалась в осаде. Сражения продолжались еще более месяца.

На западный фронт прибыл будущий фюрер и канцлер третьего рейха. В это время здесь сложилась странная ситуация, которую историки впоследствии назовут "бег к морю". Пытаясь обойти и окружить друг друга, воюющие армии все больше смещались к северу, пока не уперлись в берег Северного моря. Результатом этого "бегства к морю" стало то, что потом назовут позиционной войной. 700 км фронта от Северного моря до границы Швейцарии превратились в густые ряды колючей проволоки и бесконечные траншеи, в которых солдаты прятались от артиллерийского и пулеметного огня и мокли под дождем, страдая от тифа и дизентерии.

Прорвать оборону атаками пехоты было совершенно невозможно ни той, ни другой стороне. Атакующих просто сметало огнем артиллерии и пулеметов. Французы перебрасывали сюда новые полки из африканских и азиатских колоний. Вслед за англичанами воевать отправились канадцы, австралийцы и новозеландцы. Здесь были шотландцы и ирландцы, марокканцы и сенегальцы, арабы и вьетнамцы. И всей этой разно языковой массе предстояло месить грязь в окопах, ходить в бессмысленные атаки против немецких пушек и пулеметов и отбивать столь же бессмысленные атаки врага.

Война уже выкатилась за пределы Европы. Неожиданно войну Германии объявила Япония. Чтобы порадовать население, японская пропаганда шла на поистине головокружительное вранье. Плакаты сообщали, что армия Японии громит немцев в Сибири, освобождая Владивосток и Благовещенск. В реальности Япония всего лишь начала осаду Циндао — немецкой военно-морской базы в Китае. В театры военных действий превращались Балтийское, Северное, Средиземное моря и Атлантический океан, где на моряков наводило ужас еще одно новое оружие — подводные лодки.

Немецкие субмарины уничтожили несколько крупных британских кораблей, и лучший в мире английский флот был бессилен перед смертью, приходящей из глубины. Недолго оставались мирными и воды Черного моря. В столице Османской империи Стамбуле уже работала миссия немецких военных советников, которая готовила турецкую армию к нападению на Россию. В Черное море вошли германские крейсера "Гебен" и "Бреслау". И хотя над ними были подняты турецкие флаги, все офицеры и матросы на кораблях были немцами.

В конце октября 1914 г. турецкие корабли скрытно подошли к Одессе, Севастополю, Феодосии и Новороссийску. По мирным городам ударили орудия… Россия немедленно объявила войну Османской империи, и в ноябре русские войска на Кавказе перешли турецкую границу. Открылся третий фронт — Кавказский…

Под городом Лодзь Гинденбург вновь попытался окружить русские войска, создав на главном направлении троекратное превосходство по численности. Но этот напор вновь разбился о героизм русских солдат. Русские оставили Лодзь, но большего немцы добиться не смогли. Битва длилась месяц. 160 тысяч убитых, раненых и пленных немецких солдат. 110 тысяч — русских. Результат — почти никакого: войска остались практически на тех же позициях. А 20-век всё пополнял армии новыми видами вооружений. В боях за Лодзь русские впервые активно использовали бронеавтомобили. Защитить автомобиль броневыми листами первым предложил американский изобретатель Пеннингтон. Странно, но до начала войны от этого изобретения отмахивались военные в Англии, Германии и в других странах. Но опыт русско-японской войны показал необходимость самоходной машины, которая могла бы вести огонь из пулемета и была бы сама защищена от пуль. И в 1906 году в России были изготовлены экспериментальные бронированные машины, которые имели вращающуюся башню с установленным в ней пулеметом. Конструкция этих броневиков постоянно совершенствовалась, и в августе 1914 г. в Петрограде начала формироваться 1-я автомобильная пулеметная рота.

В октябре машины, обшитые броней, вооруженные пулеметами, и даже легкими пушками, отправились на фронт. Это нехитрое изобретение оказалось очень эффективным в бою. Под городом Лович всего четыре бронемашины позволили без потерь отступить тысячам русских солдат. Их пулеметы и пушки просто не дали немцам приблизиться к переправе. А когда русские войска перешли реку, экипажи бронеавтомобилей взорвали мосты и присоединились к своим. На австрийском фронте русские войска подошли к Кракову и прорвались к карпатским перевалам. В этих боях отличился человек, который спустя три года станет одним из самых известных людей в России — начальник 48-й пехотной дивизии, генерал-майор Корнилов.

48-ю дивизию Корнилова называли "Стальной" за стойкость и боевые заслуги. Во время тяжелых боев в Карпатах, у Лупковского перевала, дивизия Корнилова несла большие потери в оборонительных боях. Людей в строю не хватало. Чтобы остановить вражеские атаки, Корнилов решил атаковать сам. Он собрал роту саперов — около двухсот человек, поставил в строй штабных писарей и всех подвернувшихся под руку солдат. Ночью генерал повел отряд в атаку.

Австрийцы побежали. 1200 солдат и офицеров противника во главе с генералом Рафтом сложили оружие. Когда Рафт увидел, какими ничтожными силами был побежден, он просто разрыдался.

Наступала зима. К середине декабря бои на русском фронте практически прекратились. В канун католического Рождества наступило затишье и на Западе. Солдаты немецкой, французской и английской армий получали из дому множество посылок, в которых, кроме теплой одежды, лекарств и писем, были рождественские подарки и даже гирлянды из еловых ветвей. 24 декабря 1914 года в Бельгии, в районе Ипра, немецкие солдаты начали украшать свои траншеи. Они поставили свечи на своих окопах и на украшенных новогодних ёлках и начали петь рождественские гимны. В ответ запели и британцы.

Никто не знает имя человека, который первым вышел из окопа. Известно лишь, что это был солдат немецкой армии. Вслед за ним еще несколько бойцов направились в сторону противника. Они знали, чем рисковали: открыть огонь могли как чужие, так и свои. Но это было Рождество, и они верили в то, что делают… Так началось знаменитое Рождественское перемирие 1914 года. Солдаты обеих сторон стихийно покидали свои позиции, выходили на нейтральную территорию, чтобы встретиться лицом к лицу с теми, в кого еще вчера стреляли. Без приказа и разрешения, рискуя быть расстрелянным врагом или собственным военным трибуналом. Повинуясь лишь невероятному человеческому порыву, они шли друг к другу, обменивались рукопожатиями и выпивали из одной фляги. Продукты питания менялись на табак, алкоголь — на сувениры, пуговицы — на головные уборы. Артиллерия замолчала.

Состоялось даже несколько футбольных матчей, где с каждой стороны порой играло до 50 человек… Солдаты забирали с поля боя тела своих товарищей, чьи трупы оставались там в течение нескольких месяцев. Кое-где были проведены совместные службы по отпеванию павших. Командование всех армий было против подобного братания. Не везде оно было безопасным, и некоторые солдаты погибли от пуль противника. В последующие годы в канун Рождества обычно приказывали усиливать артиллерийские обстрелы, чтобы не допустить затишья на фронте. Но часто солдаты саботировали эти приказы. Так, артиллерия в Рождество обстреливала конкретные точки в конкретное время, чтобы избежать потерь врагов с обеих сторон. По некоторым данным, в Рождественском перемирии участвовало до 100 тысяч человек с обеих сторон. 100 тысяч человек удержались от выстрела во врага, который шел к ним без оружия с открытым сердцем.

В Рождество 14-го года война с ее оружием, уставами и генералами отступила перед человечностью и естественным для всех людей желанием жить и любить друг друга… Приближался новый, 1915, год. Заканчивался год 1914. Первый из четырех лет войны.

 
Сервер восточноевропейской археологии - 2019.
Все права защищены.
Rambler's Top100 Service Яндекс.Метрика