Сервер восточноевропейской археологии

 Археология
Info Сделать стартовой страницей

Португальская колониальная империя. Завоевание Цейлона

06.06.2015

Portuguese-forts-in-CeylonПортугальцы впервые появились на Цейлоне в 1505 г., ровно через семь лет после того, как Васко да Гама высадился на западном берегу Индии. По прибытии они установили контакты с королем Котте — самым могущественным государством Цейлона. Португальцы имели две цели — сооружение опорных военных фортов и вывоз пряностей и других товаров. В 1518 г. эскадра из 17 кораблей под командованием вице-короля Лопу Соариша де Албергариа прибыла на Цейлон и с разрешения короля Котте, согласившегося стать вассалом и данником короля Португалии, построила там форт Коломбо, вскоре превратившийся в опорную и торговую базу на Цейлоне.Короля Котте приперли к стенке, и ему пришлось «добровольно­принудительно» платить королю Португалии ежегодную дань (400 мешков корицы и 100 слонов).

В 1521 г. на Цейлоне вспыхнуло восстание, окончившееся убийством короля. На троне оказался его старший сын Бхуванайка. Но два его брата возглавили маленькие государства, причем один из них Майадуне — обосновался в Ситавака, в 30 милях от Коломбо. Между тремя братьями, как это часто бывает, разразилась междоусобная война.

Чтобы удержаться у власти, Бхуванайка вынужден был «бить челом» перед португальцами, нижайше прося у них помощи. А Майадуне обратился за помощью к злейшему врагу португальцев — правителю Каликута. В последнее время Майадуне постоянно прибегал к помощи военно-морских сил Каликута, в то время как Бхуванайка знал, что мог рассчитывать на помощь португальских эскадр. В то же время Бхуванайка сохранял определенную степень независимости и не стал португальской марионеткой. Это видно из того, что он отказался принять христианство. По странной иронии судьбы присутствие в Ситавака Майадуне — союзника саморина помогало ему сохранять свои позиции, так как он действовал в соответствии с заветом Бисмарка: «Угрожать союзом с врагом, чтобы сдерживать португальских друзей».

К 1540 г. португальцам удалось установить политический и военный контроль над Цейлоном. Но этого им было мало. Им был нужен идеологический контроль. Страна наполнилась католическими миссионерами, которые начали бешеную охоту за душами «погрязших в ложных религиях» цейлонцев. И конечно же, в первую очередь их интересовала душа короля Бхуванайки. Перед миссионерами поставлена задача номер один — обратить его в католическую веру. И вот монах Жуан пишет вице-королю 4 октября 1545 г.: «Король Котте, по своему обыкновению, с почтением принял вашего посла. Посол заверил его в дружбе нашего короля и португальцев и сказал ему, что он должен стать христианином. Он ответил, что всегда будет верен нашему королю, но, что касается его религии, он никогда не покинет ее».

Правителем феодального государства Канди был Викрама Баху. Он был вассалом Бхуванайки, на сестре одной из жен которого был женат. Однако в начале 40-х гг. XVI в. короли Канди и Джафны вышли из-под повиновения и стали проводить самостоятельную политику. Чтобы вернуть их к прежнему статусу своих вассалов, Бхуванайка пытался опереться на помощь своих покровителей — португальцев. Однако за помощью к португальцам обратился не только Бхуванайка, но и король Канди Викрама. В ответ на это обращение в Канди в марте 1543 г. приехали Мигел Феррейра и Амару Мендиш, который должен был стать фейтором, но с ними было так мало людей, что они не смогли учредить факторию и ни с чем вернулись в Индию.

Тогда Викрама делает еще более сильный ход, который должен был, по его расчетам, обеспечить ему поддержку португальцев: я кобы он и его сыновья жаждут стать христианами. В дальнейшем Викрама расширил свое предложение, выразив пожелание обратить в христианство всех своих подданных, платить дань и иметь в своей стране факторию и португальскую охрану. Викрама надеялся с помощью португальцев сбросить с себя узы вассалитета. Но Бхуванайка попытался силой вернуть его к повиновению и объявил ему войну. Любопытно, что в союзе с Бхуванайкой против короля Канди выступил Майадуне, который таким путем надеялся вернуть себе дружбу брата и португальцев. В коллекции документов, опубликованной в 1927 г. в Лейпциге, есть любопытное письмо Жоржи Велью губернатору Индии от 13 ноября 1545 г., в котором говорится: «Король Канди направил меня к Вашему Превосходительству в качестве своего посла просить, чтобы Ваше Превосходительство прибыли крестить его и сделать христианином, ибо он, его сын и весь его народ жаждут стать христианами. Он говорит, что выдаст свою дочь замуж за того, кого пожелает Ваше Превосходительство».

25 апреля 1546 г. Андре де Соуза со своим отрядом из 40 португальцев прибыл в столицу Канди. Но вскоре им стало известно, что они опоздали со своей помощью, так как еще в феврале между Викрамой и Майадуне был заключен мир с уплатой последнему большой суммы денег. Вскоре выяснилось, что все, чего хотели португальцы, — это денег. «Португальцы, которые были с нами, — сообщает аббат Антониу, — полностью проявили перед королем Канди всю свою вожделенную страсть к деньгам». В другом письме он рассказал: «Мы пришли навестить его в два часа ночи. Португальцы тотчас же стали требовать деньги и столь напористо, что король понял, что без этого мы не уйдем. Он согласился дать нам 300 парданов».

После этого Андре де Соуза и его люди вернулись в Индию, оставив о себе на Цейлоне недобрую память и нанеся большой ущерб престижу Португалии. Вскоре губернатор Индии Антониу Мониз Баррету узнал, что дочь Викрамы, чьей судьбой он хотел распорядиться, уже отослана в Котте в качестве невесты юного Дхарма Пала. Еще большее неудовольствие губернатора вызвало требование королем Канди территориальных приращений в качестве цены за принятие христианства. К этому времени, судя по всему, Викрама полностью разочаровался в португальцах. Их ненасытная алчность, заносчивость и беспардонное поведение на Цейлоне превратили его из друга португальцев в их врага. Когда губернатором Индии стал Жоржи Кабрал, король Котте отправил ему большую сумму денег, прося прислать эскадру, чтобы помочь ему в войне против Майадуне. Жоржи Кабрал отправил на Цейлон отряд из 600 португальцев во главе со своим дядей Жоржи де Каштру. Португальцы нанесли поражение Майадуне, отвоевали у него некоторые территории и передали их королю Котте. После этого Жоржи де Каштру со своим отрядом вторгся в Канди, несмотря на энергичные протесты Викрамы. Как свидетельствовал вице-король Афонсу де Норонья в письме Жуану III от 16 января 1551 г., когда Жоржи де Каштру «вошел туда и был уже в одной лиге от столицы, военачальники Канди с людьми этой страны напали на него и разгромили, убили почти 200 его людей, многих ранили и захватили много оружия и имущества Некоторые и особенно аббат Антониу, находившийся с королем Канди, придерживаются мнения, что наши люди были убиты по наущению короля Котте, который просил короля Канди атаковать их».

Особенно большой интерес представляет та часть цитируемого письма, в которой перечисляются факты произвола, насилий, беспардонных требований и вымогательств, которыми характеризовалось поведение португальцев на Цейлоне. Они вели себя там как завоеватели на оккупированной территории, и это не могло не вызывать возмущения и сопротивления со стороны короля и народа Котте. Афонсу де Норонья был назначен Жуаном III в 1550 г. вице-королем Индии и занимал этот пост до 1554 г. Он проявил себя как умный и энергичный администратор. В период его правления был учрежден совет, который должен был помогать вице-королю решать важные вопросы. Афонсу Норонья успешно руководил обороной Ормуза, Тернате, Малакки и Кочина.

Как многоопытный политик, Афонсу де Норонья прекрасно понимал стратегическую и экономическую ценность Цейлона для португальской короны. Об особой стратегической и экономической значимости Цейлона для Португалии писал также в своей замечательной книге «Сума Ориентал» («Сущность Востока») Томе Пириш. Этот выдающийся португальский хронист XVI в. свидетельствует: «Остров Цейлон очень большой: он составляет 300 лиг в окружности, гораздо больше в длину, чем в ширину. Он густо населен. Там много поселений и больших молитвенных домов». С воцарением Коннапи Канди обрело не только новую династию, но и новую роль в истории Шри-Ланки (Цейлона). Все это отвлекло внимание раджу и спасло Коломбо. Но захватив власть, Коннапи повернул возродившуюся мощь Канди против португальцев, которые теперь имели двух врагов. Смерть раджи в 1593 г. устранила одного из них и привела к медленной деградации его королевства. Падение Ситавака было столь же стремительным, как и его возвышение. Ссора из-за престолонаследия и бегство командующего сингальскими войсками позволили португальцам в течение одного года захватить все земли, которые короли Ситавака присоединяли к своему королевству на протяжении многих лет. К 1594 г. португальским владением стало Котте, которое больной Дхарма Пала подарил королю Португалии (1580). Вскоре после того, как Ситавака оказалась в их руках, португальцы добились нового успеха в северной части Цейлона.

За исключением короткого периода (1412— 1467) полуостров Джафна в течение двух веков перед прибытием португальцев был политически отделен от королевства Котте. Португальцы время от времени проявляли интерес к Джафне, главным образом в связи с жалобами христиан Маннара на преследования со стороны короля Джафнапатана. Несколько португальских карательных экспедиций были безуспешными, но в 1591 г. вице-король прислал в Джафнапатан войско из 1200 солдат во главе с Андре Фуртаду де Мендонса, лишил трона короля и заставил его 200-тысячную армию отступить. Посадив на трон своего ставленника, португальцы получили контроль над Джафнапатаном. Имея в своих руках это королевство и Котте, они стали думать о завоевании Канди, что поставило бы под их контроль весь остров Цейлон. В 1594 г. в Коломбо прибыл из Индии Перу Лопиш де Соуза со свежими подкреплениями. Вскоре португальские войска вторглись в Канди. Король бежал в горы, и Лопиш де Соуза посадил на трон одну из принцесс. Казалось, португальцы завоевали весь остров менее чем за 5 лет. Однако позиции португальцев в Канди были быстро подорваны. Они вскоре потеряли два важнейших элемента, на которых базировалась их власть: народ и армию. Народ был потерян, поскольку португальские офицеры, окружавшие королеву, лишили его доступа к ней. Ходили слухи, что она выйдет замуж за португальского фидалгу, и это еще больше отдалило от нее консервативных сингалов.

Сингальские солдаты стали проявлять враждебность, когда их популярный командующий был убит Перу Лопишем по подозрению, что он был в сговоре с бывшим королем Канди. Его казнь имела своим следствием массовое дезертирство сингальских солдат. После этого исчезла надежда удержать Канди, и Перу Лопиш решил отступить. Однако бывший король Канди отрезал ему путь к отступлению, атаковал и в битве при Дантура (около города Канди) наголову разгромил, частично истребил, частично взял в плен всю португальскую армию. Эта битва 6 октября 1594 г. явилась крупнейшим поражением, которое потерпело португальское войско на Цейлоне.Битва при Дантура явилась критически важным событием в истории Канди. Если бы эта битва была выиграна португальцами, они бы выдали замуж королеву за фидалгу, и королевство оказалось бы в их руках. Аннексия и прямое управление были бы вопросом времени. Дантура спас Канди от этой участи и сохранил его независимость. Битва при Дантура занимает особое место в истории Цейлона. Португальцам пришлось на время отложить реализацию своих целей, но они никогда не могли смириться с существованием независимого государства Канди. Отсюда — полувековой конфликт между Канди и португальцами. Он истощил материальные и человеческие ресурсы обеих сторон. Португальцы начали вторжение, имея одну из самых многочисленных армий, которую когда-либо удавалось собрать на Цейлоне. Они имели также в своем распоряжении значительные местные войска.После Дантура позиции короля Канди очень укрепились. Его победа способствовала росту его популярности. Народ Канди видел в нем избавителя от ига португальцев и короля Ситаваки.

После Дантура король Канди стал готовиться к неизбежной войне с португальцами. Он создал многочисленные мастерские для изготовления огнестрельного и другого оружия. В некоторых районах была начата добыча драгоценных камней. Стали возделывать пустовавшие земли. Опасаясь, что португальцы наложат эмбарго на импорт индийского текстиля в Канди, король поощрял выращивание хлопка. Король усилил свое влияние и популярность с помощью религиозных буддийских церемоний. Он вдохнул новую жизнь в буддизм в Канди. Важнейшей из его мер было строительство буддийского храма (вихара) в столице рядом с королевским дворцом для так называемого «Зуба Будды». Народы ряда стран Азии по традиции верят, что Зуб Будды был спасен от пламени во время кремации Гаутамы Будды в Кисинаре в 544 г. до н.э. и сохранялся 800 лет в Дантапуре в Калинге, откуда был перевезен на Цейлон в IV в. Правитель Пегу относился к Зубу Будды с таким почтением, что ежегодно присылал послов с богатыми подарками для этой святыни. Этому правителю астрологи предсказали, что он женится на сингальской принцессе. В 1566 г. он потребовал ее себе в жены и, женившись на ней, согласно легенде, потребовал Зуб Будды, который якобы был отправлен к нему в Арракон.Однако это только легенда. В действительности же накануне португальского вторжения Зуб Будды находился в храме (вихара) в столице Канди. В течение веков он считался символом безопасности сингальских монархий, а тот, кто им владел, считался законным правителем.

После вторжения португальцев в Канди среди захваченных ими сокровищ оказался и священный Зуб Будды («Далада»), которому поклонялись народы Южной и Юго-Восточной Азии. Португальцы, захватив Зуб Будды, надругались над религиозными чувствами и традициями народов Азии. Они отправили его в Гоа. Правитель Пегу, услышав, что эта святыня попала в руки португальского вице-короля, послал к нему гонцов, чтобы предложить за нее 300000 дукатов. Он готов был увеличить эту сумму до 1000000 дукатов. Однако вице-король созвал знатных людей из духовенства и дворян, чтобы обсудить вопрос, что делать с Зубом Будды. После долгих и бурных дебатов было решено отвергнуть предложение правителя Пегу и уничтожить Зуб. Он был растерт в ступке в порошок и затем сожжен. В 1594 г. вице-король назначил главнокомандующим (капитан- жералом) войск на Цейлоне Жерониму де Азеведу. Перед Азеведу была поставлена задача — восстановить власть Португалии над королевством Котте. Выполнение этой задачи заняло 7 лет. Сокрушительное поражение португальцев под Дантура явилось детонатором, вызвавшим серию антипортугальских восстаний.

Вскоре все земли Котте были охвачены восстаниями, и «у португальцев не осталось ничего, кроме Коломбо и Галле». Вождь восстания Едирилле Рама вывел против Азеведу 12—15000 воинов и несколько боевых слонов. В битве при Падукка португальцы потеряли 134 человека убитыми и 118 ранеными.Только прибытие лояльных к ним сингальских войск во главе с Самараконе спасло португальцев от нового Дантура. По свидетельству Кейружа, их бегство было больше похоже «на кошмар, чем на военное отступление». В течение 3 дней перед прибытием сингальских войск португальцы «держались лишь на воде и надежде».Португальские и сингальские войска сумели очистить территорию от повстанцев и захватили казну Едирилле Рама. Торговля корицей приносила португальцам значительные прибыли. После установления эффективного португальского контроля над большей частью Цейлона в 1620-х гг. ежегодно экспортировалось бо­лее 1500 бахаров корицы, а в 1630-х гг. — 2000 бахаров. Таким образом, главное изменение, осуществленное португальцами за 50 лет их господства над Цейлоном, состояло в том, что они прервали связи Цейлона с арабско-индийско-океанской торговой системой. На практике это означало, что рынки корицы были перемещены в португальские порты западной части Индийского океана. Португальцы стремились централизовать торговлю Цейлона в нескольких портах — Коломбо, Галле, Маннар и Джафна, чтобы облегчить себе взимание таможенных пошлин. Крупнейшим портом, через который шла португальская торговля, стал Коломбо, где возникло много новых рабочих мест, вследствие чего туда хлынул поток мигрантов из соседних районов.

Галле также вырос в крупный порт южного Цейлона и место стоянки португальских судов, шедших из западной Индии в португальские порты Малакка и Макао. Подобным же образом на севере быстро вырос порт Джафна, а вокруг него возникло городское поселение. Хотя поначалу португальцы были настроены крайне враждебно по отношению к арабам и другим мусульманским торговцам в Индийском океане и время от времени вводили правила, ограничивавшие их миграцию и расселение в прибрежных районах Цейлона, эта враждебность постепенно убывала на Цейлоне, как и в других частях Индийского океана. В период преследований мусульманские купцы селились в более мелких портах вдалеке от главных центров португальского господства. Так, Путталам и Калпития превратились в центры мусульманской торговли. На восточном побережье ими стали порты Баттикалоа и Коттияр. Многие мусульмане мигрировали во внутренние районы — в королевство Канди. Португальцы не могли обойтись без мусульманских грузоотправителей в своей цейлонской торговле, и к середине XVII в. уже существовали значительные мусульманские поселения в крупных портах — Коломбо, Галле, Джафна и Маннар.
Португальцы были менее враждебны к индусским купцам южной Индии и северного Цейлона. Их торговая деятельность продолжалась и даже возросла под португальским покровительством. Общины купцов из Канди существовали в Коломбо, Негомбо, Чилаве, Маннаре и Джафне. Они имели тесные связи с королевской семьей Канди и были экспортерами товаров этого королевства и импортерами товаров для его правящей элиты.В течение многих десятилетий вплоть до 1656 г., когда в результате начавшихся в 1638 г. португальско-голландских войн Коломбо был захвачен голландцами, Цейлон был фактически колонией Португалии. Постоянные войны против турок и индийцев не помешали португальцам прочно удерживать крепости на Малабарском побережье Индии — в Гоа, Диу, Дамане, Салсетте, Бассейне, Чауле и Бомбее, а также на Цейлоне, который подчинялся вице-королю в Гоа. Наряду с Гоа и Малаккой, Коломбо на Цейлоне в течение длительного времени был одним из ключевых пунктов португальской колониальной империи.

 
Сервер восточноевропейской археологии - 2017.
Все права защищены.
Rambler's Top100 Service Яндекс.Метрика