Сервер восточноевропейской археологии

 Археология
Info Сделать стартовой страницей

«Вечный корабль» Мао

29.09.2014

abcc025da889f93da00d6f70f97После смерти председателя, наступившей 9 сентября 1976 года, его сторонники решили сохранить Мао для потомков и поместить мёртвое тело в мавзолей. Однако хороших бальзамировщиков в Китае не нашлось, и плоть вождя «культурной революции» стала быстро разлагаться. Перепуганные медики, пытаясь выйти из положения, сделали восковую копию, ничем не отличающуюся от реального тела. Говорят, что с тех пор в пекинском мавзолее подлинное тело председателя частенько заменяет его восковой двойник, и только несколько человек знают, когда труп настоящий, а когда поддельный. Эта живописная метафора как нельзя лучше подходит к жизни председателя Мао — он прожил как минимум две жизни и в какой из них он был настоящим, а в какой всего лишь играл роль, знали только самые близкие люди. А может быть, не знали даже они.

Книгочей из провинции

Каким образом сын зажиточного крестьянина, человек, не имеющий приличного образования, сумел не только подняться на пирамиду власти самого многочисленного народа на земле, но и сделать Китай «главной» страной 20-го и 21-го веков, с трудом поддаётся пониманию. Условий для стремительного продвижения этого настоящего выходца из народа, родившегося 26 декабря 1893 года в деревне Шаошань провинции Хунань, практически не было: его отец по деревенским меркам был зажиточным человеком, но эта зажиточность была весьма условной. Мать и вовсе была безграмотной, и никаких родственных связей, облегчавших путь наверх, у Мао не было. Но время, в котором ему довелось жить, требовало новых фигур: решительных, смелых, бескомпромиссных. Мао было 18 лет, когда пала императорская династия Цин. Началась Синьхайская революция, главную роль в которой сыграл «Тунмэнхой» («Объединённый союз»), созданный Сунь Ятсеном в 1905 году. В основу его деятельности были положены три принципа: национализм (свержение маньчжурской династии Цин), народовластие (учреждение республики) и народное благоденствие (уравнение прав на землю). В августе 1912 года была создана Национальная партия — Гоминьдан, и «Тунмэнхой» вошёл в её состав.

В 1913 году двадцатилетний Мао приехал в город Чанша — столицу провинции Хунань, где поступил в педагогическое училище. Здесь-то он и познакомился с трудами Сунь Ятсена и программой союза «Тунмэнхой». Надо сказать, что к этому времени Мао был довольно образованным по провинциальным меркам человеком: он читал много и беспорядочно, хотя больше всего любил романы и книги о революционерах и бунтовщиках-реформаторах, изменивших мир. Одними из самых любимых персонажей были Чингисхан, Пётр I, Наполеон. Неудивительно, что идеи Гоминьдана, партии национального возрождения Китая, пришлись ему по душе. Однако настоящий успех Мао ждал в Пекине, куда он перебрался в 1918 году. Здесь он работал в библиотеке Пекинского университета, которой заведовал Ли Дачжао, будущий создатель Коммунистической партии Китая. В 1921 году Дачжао привлёк молодого помощника к изучению марксизма, и вскоре Мао осознал — он нашёл то, что искал. Мао увлёкся новым учением и стал его ярым проповедником. Вероятно, он уже тогда искал силу, которая могла бы помочь его вселенскому честолюбию. И марксизм как раз и был тем «драконом», оседлав которого можно было унестись очень высоко. Увлечению марксизмом не могли помешать ни работа — он был директором начальной школы, ни женитьба — Мао женился на дочери своего недавнего учителя Ян Кайхуэй, ни рождение детей. Правда, уже тогда соратники отмечали независимый нрав молодого бунтаря. Вот что писал его ближайший соратник Пэн Дэхуай: «Методы Мао очень жестоки. Если вы не подчинились ему, то он непременно изыщет способ, чтобы подчинить вас. Мао чрезмерно подчёркивает роль люмпенов, считая их авангардом революции». А это написал Се Линсяо: «За глаза Мао Цзэдун называл Чжоу Эньлая «красным верховным владыкой» и «бюрократом». В душе он мечтал повергнуть Чжоу Эньлая, а в открытую делал вид, что желает видеть того генеральным секретарем партии. Но очень хитрый и коварный Чжоу Эньлай отвечал на это только улыбкой».

В июле 1921 года Мао принял участие в шанхайском съезде, на котором была основана Коммунистическая партия Китая. Вскоре он стал секретарем хунанского отделения КПК, в 1923 году вошёл в состав ЦК КПК, в 1926 году выдвинулся на пост секретаря КПК по крестьянскому движению, годом позже стал руководить гоминьдановским Институтом Крестьянского Движения. Общаясь с крестьянами, Мао сделал первый шаг на пути создания собственного учения: он понял, что марксистский пункт о доминирующей позиции пролетариата в Китае не сработает. Пролетариата было слишком мало, а вот крестьянства и люмпенов хватало. И Мао сделал опору на них.

Спустившийся с гор

В 1927 году Чан Кайши, который одно время сотрудничал с коммунистами, стал пачками бросать их в тюрьмы. Молодой коммунист попытался организовать в своей провинции восстание, но власти его подавили, заставив Мао бежать вместе с остатками  своей армии в горы Цзинганшань. Но и здесь ему не было покоя — после атаки Гоминьдана он покинул и эту территорию и обосновался на западе провинции Цзянси. Там он создал достаточно сильную советскую республику. Здесь Мао впервые на практике опробовал свои идеи: не только экономические, но и политические. Например, впервые устроил чистку своего аппарата, избавившись от соперников, претендующих на власть. Начиная с 1930-х годов, Мао последовательно укреплял свой режим, сделав упор на создание сильной Красной армии. В течение нескольких лет он, периодически уходя в тень, шлифовал методы руководства и главные постулаты своего учения, вербовал сторонников и делал все, чтобы создать себе имидж несгибаемого революционера и бунтаря. Этому способствовал и Великий поход, когда 100-тысячная армия коммунистов под натиском Гоминьдана покинула Цзянси и перешла в новый район Яньань. Во время этого перехода в живых осталось только 8 тысяч, зато Мао стал членом Политбюро и прибрел репутацию настоящего лидера коммунистов. Война с Японией, в которую ввязались Чан Кайши и Гоминьдан, привела к возрастанию авторитета КПК — в коммунисты записались сотни тысяч беднейших крестьян, которые увидели в Мао если не бога, то одного из небожителей новой власти. Неудивительно, что в 1943 году Мао Цзэдун стал председателем КПК, и в течение нескольких лет Красная армия (с помощью СССР, обосновавшегося в Маньчжурии) разбила Чан Кайши и его армию, заставив их уплыть на Тайвань. После этого Мао Цзэдун стал ещё и главой Китайской Народной Республики. Началась эра Мао, длившаяся без малого тридцать лет.

Император с красным цитатником

Первые годы после прихода коммунистов к власти Китай развивался под абсолютную диктовку СССР и «отца народов» Сталина. И это неудивительно: Китаю, окончательно обнищавшему за годы войны, нужны были средства для проведения реформ, требовались инженеры и учёные, оружие и продукты. Все это мог дать только Советский Союз. Зимой 1949 года Мао Цзэдун прибыл в Москву для встречи со Сталиным, которого он боялся и ненавидел (особенно за то, что Сталин долгое время его не признавал и как-то назвал «маргариновым марксистом»). Пекинский гость пытался демонстрировать свою независимость, играл роль выдающегося революционера и многое повидавшего солдата, но Сталин быстро поставил его на место, фактически посадив под домашний арест на целый месяц. И только в середине февраля 1950 года договор о дружбе и сотрудничестве был подписан. Говорят, во время тех переговоров китайский лидер предложил Сталину поселить 20 миллионов китайцев на советском Дальнем Востоке, который был слабо заселён: дескать, ведь мы же братья! Сталин на это предложение ответил: «У меня своих 200 миллионов хватает». Мао Цзэдун уехал, но чувство обиды у него так и не прошло. И после смерти Сталина, особенно когда в Пекин приехал Хрущёв, Мао вёл себя с важностью императора. Он без промедления потребовал, что бы СССР раскрыл Китаю секрет атомной бомбы, помог организовать производство атомных бомб и построить для Китая подводный флот. Всё это было высказано Хрущёву в бассейне, где Мао встречал Первого секретаря ЦК КПСС. Хрущёв обиделся и вместо недельного визита сократил пребывание в Пекине до трёх дней. Но Мао уже не боялся испортить отношения с могущественным соседом. После смерти Сталина он чувствовал себя едва ли не самым главным коммунистом земного шара, выдающимся марксистом, обогатившим коммунистическую теорию новым учением — маоизмом. Его величие и гениальность ежедневно подтверждало 600-миллионное население Китая, зачитывавшееся его цитатниками — книгами афоризмов, которые издавались миллионными тиражами. В 1957 году Мао пригласили на совещание руководителей социалистических и рабочих партий социалистических стран в Москву. На этот раз он вёл себя как учитель и вождь, раздавал советы и выдавал истины. Участники совещания были шокированы, ведь Мао ничтоже сумняшеся заявил, что готов к ядерной войне. «Я не боюсь ядерной войны. В мире насчитывается 2,7 миллиарда человек; не имеет значения, если некоторые будут убиты. Китай имеет население в 600 миллионов, и даже если половина из них будет убита, всё ещё останутся 300 миллионов человек. Я не боюсь никого». А когда представитель Италии взволнованно поинтересовался, что же будет в этом случае с итальянцами, которых намного меньше, Мао только засмеялся: «А почему вы думаете, что итальянцы так важны для человечества?».

Большой скачок и культурная революция

Возомнив себя непогрешимым, Мао стал продвигать политические и экономические инициативы, которые можно сравнить с преступлениями — недаром все они привели к гигантским жертвам. Но на тот момент все идеи Мао воспринимались с восторгом! Первая из таких инициатив получила название «Большого скачка». По предложению Мао было решено за короткий срок «догнать и перегнать» ведущие страны, заменив мелкие коммуны крупными и затеяв глобальные преобразования, начиная с производства стали. Весь Китай строил каналы и водохранилища, каждый после работы брал лопату и отправлялся рыть какой-нибудь котлован или дамбу, варил сталь в домне рядом с домом. Началась кампания по уничтожению воробьев, что привело к появлению гигантского количества вредителей, уничтожавших урожаи. Эти издевательства над здравым смыслом привели к голоду и смерти от 20 до 40 миллионов человек, доведя страну до крупнейшей социальной катастрофы 20-го века (исключая Вторую мировую войну). После такого провала председатель на время ушёл в сторону, формально передав власть Лю Шаоци и Дэн Сяопину. Но в середине 1960-х годов он вернулся с очередной инициативой — на это раз Мао показалось, что в Китае готовится «реставрация капитализма» и, следовательно, нужно открыть фронт «борьбы с внутренним и внешним ревизионизмом». На самом деле ему было нужно дискредитировать и уничтожить политическую оппозицию, установить режим личной власти. «Бунтари» и хунвэйбины по его указке уничтожили значительную часть культурного наследия Китая, множество древнекитайских исторических памятников, книг, картин, храмов и т.д. Были разграблены почти все монастыри и храмы в Тибете, сохранившиеся к началу «культурной революции». Эта инициатива нанесла колоссальный урон стране и обществу — некоторые исследователи полагают, что в этот период пострадали около 100 миллионов человек, а 5 миллионов погибли. Но и это преступление не привело к падению режима Мао Цзэдуна и позволило ему укрепить собственный авторитет, сделав окончательно непогрешимым. Все эти годы вплоть до своей смерти, случившейся 9 сентября 1976 года, Мао Цзэдун жил по заветам своего кумира — знаменитого китайского императора Цинь Шихуанди. Он работал в императорском дворце, десятки слуг одевали его и раздевали (сам Мао ленился, так же как отказывался чистить зубы и мыться), к его услугам были сотни наложниц, председателя возили по стране в личном поезде, чтобы он наслаждался видами преобразования великой страны. Удивительно, но, невзирая на всю авантюрность «великого кормчего», реформы Мао Цзэдуна привели Китай к великим переменам, правда, случившимся после его смерти. Годы потрясений и лишений научили нацию ценить стабильность и здравый смысл, трудиться и выживать, невзирая на любые сложности. И то, что кормчий «красного корабля» по сей день пользуется в Китае уважением и почётом, говорит о том, что Мао знал противоречивую и загадочную душу своего древнего народа лучше, чем многие его современники и оголтелые критики.

 
Сервер восточноевропейской археологии - 2018.
Все права защищены.
Rambler's Top100 Service Яндекс.Метрика