Сервер восточноевропейской археологии

 Археология
Info обновлено: 06.01.2015 Сделать стартовой страницей

Война в Корее (1950-1953 гг.). Активная фаза

05.01.2015

KOREAN WAR С первых дней войны в Корее американская авиация бомбила северокорейские военные позиции и мирные населённые пункты. К концу августа ежедневно В-29 сбрасывали по 800 тонн бомб. Одну треть составляли напалмовые снаряды. Так с июня по конец октября 1950 года на Северную Корею обрушилось свыше трех миллионов литров напалма. Командующий войсками ООН в Корее генерал Дуглас Макартур приказал создать пустыню между фронтом и китайской границей, разрушив с воздуха каждое сооружение, завод, город, деревню. И этот приказ выполнялся неукоснительно. При налёте на промышленный центр Хыннам 31 июля 1950 года американские самолёты сбросили 500 тонн бомб на мирных жителей. Пламя, в котором горело всё живое, достигало высоты в 50-100 метров. Вступление в войну Китая вызвало усиление американских бомбардировок. Напалмом были сожжены дотла города Синыйджу и Хверён. К концу ноября район между рекой Ялуцзян и позициями ООН превратился в выжженную землю. Генерал Макартур продолжал требовать от Трумэна более радикальных мер. Составив список целей на территории Китая и Кореи, он запросил 25 атомных бомб. В отступающей Корейской Народной армии практически не было ни истребителей, ни зенитной артиллерии. Изменить ситуацию в воздухе могли только советские авиачасти, находящиеся на территории Китая, в приграничных с Кореей областях.

17 декабря 1950 года группа самолетов 177 истребительного полка, атакована неизвестными истребителями. Командир группы был сбит. Ведомые провели короткий бой, но те ретировались. Эти красноносые не похожи ни на «шутов», ни на «крестов». Маневреннее, да и скоростенка повыше. В Корею прибыли новые американские реактивные истребители Ф-86 "Сейбр". На вооружении ВВС США с 1949 г. С декабря 1950-го активно применялся в Корейской войне. Сейбр был тяжелее МиГа, но мощность двигателя у обоих самолетов была сравнима. Таким образом, легкие «миги» стремительнее набирали высоту, а тяжелые «сейбры» быстрее увеличивали скорость на пикировании. Это определяло тактику воздушного боя – «миги» уходили от противника вверх, а «себры» вниз. На вооружении МиГ имел одну 37-мм и две 23-мм пушки. Вооружение сейбра состояло из 6 пулемётов калибра 12, 7 мм. Из воспоминаний Владимира Забелина: «Вс небо исписано инверсионными следами «Сейбров» — их крючки ни с чем не спутаешь. Механизированное крыло с предкрылками и огромные воздушные тормоза позволяли делать резкие маневры. А наш «МиГ», пишет круги огромные, на виражах он размазня». Первая встреча «мигов» с «сейбрами» произошла над южным берегом реки Ялудзян 17 декабря 1950 г. Она закончилась победой полковника Брюса Хинтона. Пилоты МиГов взяли реванш уже через пять дней. Противники только изучали и присматривались друг к другу. Первые бои показали, что на огромных скоростях пилотам очень сложно отличить МиГ от Сейбра. Чтобы выделять своих, в американских авиакрыльях самолеты начали по-особому раскрашивать. Полосками разных цветов, шахматами и тому подобным. Войска ООН отступали по всему фронту. 6 декабря Пхеньян заняли войска Китайских народных добровольцев и Корейской Народной армии. В порту Хыннам спешно шла эвакуация американских войск. За три недели корабли вывезли 105 тысяч солдат, 17 500 единиц техники, 350 000 тонн снаряжения и более девяноста тысяч корейских беженцев. Уходя, американцы превратили город-порт в руины, подорвав весь запас взрывчатки: 400 тонн замёрзшего динамита и 500 тысячефунтовых авиабомб. Пугая поражением Макартур настаивал на переносе войны на территорию Китая и требовал полномочий на применение ядерного оружия. 30-50 атомных бомб сброшенных вдоль границы Кореи и Китая, по убеждению генерала, создадут радиоактивный пояс от Желтого до Японского морей, и таким образом изолируют Корею. Президент США ответил отказом.

Douglas MacArthur

Трумэн понимал, что нападение на Китай увеличит вероятность открытого вступления в войну Советского Союза. «Китай и СССР могут направить туда больше ресурсов, чем мы. Америка должна найти способ уйти из Кореи, при этом сохранив достоинство». Американская администрация рассчитывала, что заявление президента Трумэна о возможности применения ядерного оружия, сделанное 30 ноября 1950 года, остановит СССР и КНР. Но оно вызвало совсем другую и весьма неожиданную реакцию. Открыто выразили возмущение Великобритания и Франция. К ним присоединились и другие государства Западной Европы. Из западной прессы: "Произошел один из самых удивительных политических шагов в Европе со времен войны восстание свободной Европы против лидерства Америки". Европа испугалась ответной реакции Кремля. Советские самолеты с атомными бомбами еще не могли достичь США, но свободно долетали до Лондона и Парижа. Вслед за бомбами могли появиться и советские танки. Трумэн пообещал англичанам, что без их ведома он не воспользуется ядерным оружием. Генералу Макартуру было запрещено не только применять ядерное оружие, но и вообще обсуждать этот вопрос в прессе. 24-го декабря 1950 года китайские и северокорейские войска вышли к 38-й параллели на всем ее протяжении. В ходе наступления они захватили 4 тысячи пленных, 120 орудий и минометов и около 400 автомашин. Часть своей техники войска ООН успели сжечь. Санитарные потери сил ООН составили 36 тысяч человек, из них две трети приходились на долю американцев. Во время отступления погиб в автомобильной катастрофе генерал Уолтон Уокер. Ему на смену был назначен новый командующий – Мэтью Риджуэй, вскоре ставший главной фигурой союзных войск в Корее. Генерал Риджуэй: «Всего в нескольких километрах к северу от Сеула я столкнулся с бегущей армией. До сих пор мне не доводилось видеть ничего подобного Солдаты побросали тяжелую артиллерию, пулеметы и минометы. Лишь немногие сохранили винтовки. Все они думали об одном — как можно быстрее убежать...» Риджуэй Мэтью Банкер, генерал армии США. В 1944 году руководил высадкой воздушного десанта союзных войск в Нормандии. Накануне Корейской войны начальник оперативно-административного управления штаба американской армии. В 1951 году, после отставки Макартура, командующий американскими войсками на Дальнем Востоке и объединёнными силами ООН в Корее.

Korean War

В декабре в Китай прибыла дивизия Кожедуба, Включавшая 2 полка по 30 МиГ-15 в каждом. Полкам предстояло нести охранение мирных объектов, мостов, дамб и ГЭС. В эту зону входила и крупнейшая электростанция региона - Супхунская ГЭС, кстати, изображенная на гербе КНДР. ГЭС - снабжала электричеством не только Корею, но и северо-восточный Китай. Учавствовать в боевых операциях и выходить из заданного района лётчикам запрещалось. Техники стерли советские опознавательные знаки и вместо них нанесли корейские. В новогоднюю ночь летчики собрались в столовой. Утром 3 января 1951 года генерал Риджуэй, не желая рисковать своими бойцами, отдал приказ о выводе Восьмой армии из Сеула. Американские войска уходили по мостам. Справа и слева реку пересекали сотни беженцев. Константин Стаматиоу, рядовой греческого батальона: «Мы видели беженцев – женщин и детей, которые выглядели как живые скелеты. Они голодали, у них не было одежды. Отец семейства предлагал нам свою 15 летнюю дочку за 5 долларов». Сам Риджуэй покинул город одним из последних. В своей резиденции на стене он оставил старые пижамные штаны с подписью: «командиру китайской армии, от командира 8-й армии с наилучшими пожеланиями.» Риджуэй решил оторваться от противника, провести перегруппировку, а затем контратаковать его. Но китайский генерал Пэн Дэхуай предугадал этот замысел, и в середине января прекратил наступление. Новая линия фронта пролегла по 37-й параллели. В руки коммунистов перешли Сеул, Инчхон и другие стратегически важные центры. Но отсутствие теплого обмундирования и медикаментов сказывалось. Пэн Дэхуай считал, что без отдыха, пополнения, и строительства надежной обороны дальнейшее наступление станет самоубийством. Ким Ир Сен возражал, но генерала поддержали Сталин и Мао Цзэдун. Для перевооружения и отдыха требовалось время. Но уже 25-го января войска ООН перешли в наступление, чтобы возвратить Инчхон и Сеул. За столицу Южной Кореи завязались тяжелые бои. Военнослужащий американской армии Михаэль Чобуока: «Когда мы добрались до деревни Кудун, то увидели ужасную сцену. Перед нами по полю были разбросаны 68 трупов голых чернокожих американцев. Китайцы сняли с них одежду, обувь и забрали оружие и спальные мешки – за этим они постоянно охотились. Парни смерзлись и выглядели как черные мраморные статуи». Пэн Дэхуай решил скрытно снять с фронта основную часть войск и отвести их на рубеж несколько южнее 38-й параллели. О плане доложили в Москву. Советский Генштаб нашел его вполне обоснованным и хорошо проработанным. К неудовольствию Ким Ир Сена, 10-го марта 1951 года началось отступление. Китайский командующий отвел войска в образцовом порядке. Туман скрывал передвижения от авиации союзников. 14-го марта без боя был оставлен Сеул. А еще спустя месяц обе воюющие стороны вновь оказались на38-й параллели. Бои прекратились. Временно.

Пополнение и снабжение китайско- северо-корейских войск шло из Китая по мостам через реку Ялуцзян. Поэтому мосты у Андуня и переправы Синыйчжу были важнейшей целью американских бомбардировщиков. Остановить их могли только советские МиГи. В конце марта на аэродром Андунь прибыли летчики 324 дивизии. Они получили новые самолеты МИГ-15бис. С более мощным двигателем, и большей скоростью. 23-мм пушки установленные ближе к оси самолета, позволяли повысить кучность стрельбы. Дивизия Кожедуба вступила в бой 1-го апреля 1951 года. Первые бои прошли неудачно: один летчик погиб, потеряли два самолета Капитан американских ВВС Джеймс Джабарра сбил самолет старшего лейтенанта Никитченко. Евгений Пепеляев: «Ввод в бой летчиков целыми полками и дивизиями был неправильным. Надежда на боевой опыт Отечественной войны не оправдалась. Морально и психологически они не были готовы к воздушным боям. Пять лет мирной жизни всех уравняли, а воздушные бои действовали на психику независимо от того воевал ты раньше или нет». К 10-ому апреля в результате массированных бомбежек американской авиации, основные мосты через Ялудзян получили серьезные повреждения. Грузы продолжали доставлять по мосту у Синыйчжу. Для его уничтожения 12 апреля командование ВВС США направило более 40 В-29 под прикрытием истребителей. Всего более ста самолетов...

Сообщение с выносного пункта управления:  «Обнаружена большая группа самолетов противника. Идут на наш аэродром. Скорость? 500. Для истребителей маловато. Бомбардировщики и прикрытие. Всем готовность номер один!»

Сергей Крамаренко: "Мы уже позавтракали, когда внезапно поступила команда: «Всем летчиком полка готовность номер один». Это значит мы должны сесть в кабины самолетов и быть готовыми к запуску и взлету. Поднимай всех. – Всех? – Да всех! – Всех? – Всю дивизию! Или что-то не ясно? На земле одна дежурная пара. Поднимай всех. Но не успели сесть в самолеты, как последовала команда: "Всем запуск и взлет". На перехват бомбардировщиков вылетели все истребители двух полков". Идем с набором высоты на север. Под нами горы, справа – узкая голубая лента воды. Это река Ялуцзян. За ней – Северная Корея. Высота 5000 метров. Разворот вправо! Высота 7000 метров. Я набираю на всякий случай еще 500 метров над ударной группой. Боевой порядок занят. Вам навстречу где-то в 50 км идет большая группа самолетов. Впереди слева внизу противник. Навстречу, слева и ниже бомбардировщики. Идут ромбами из 4 звеньев по 3 самолета. За ними чуть выше нас летят десятки истребителей. Около сотни «Тандерджетов» и «Шутинг Старов». Разворот влево! Атакуем истребителей! Группе прикрытия надо завязать бой с истребителями противника, чтобы отвлечь от защиты своих бомбардировщиков. В небе повисли уже десятки парашютов. Казалось, что выбросили воздушный десант. А бой только набирал обороты. Вишняков наметил себе самолет ведущего группы противника, но при сближении с бомбардировщиками буквально был выброшен из атаки стеной пулеметных трасс. Пара Геся удачно атаковала крайнюю «крепость» второго звена. Самолет загорелся и устремился вниз. На отставшую пару Милаушкина и Образцова бросилось звено «Сейбров». Пропустив начало атаки, они пытались отыграться. Но Милаушкин удачно вышел из-под огня «Сейбров», и продолжил преследование отставшего звена «крепостей». «Крепость» задымилась и стала снижаться. Некоторые бомбардировщики сбросив бомбы повернули назад. Оставив за собой повреждённый мост и небо заполненное парашютами. По дороге еще 4 дымящиеся «суперкрепости» упали или разбились на аэродроме. В плен попало около ста американских летчиков.

Korean War

Считается, что МиГи сбили 10 бомбардировщиков и 2 истребителя. Американцы подтверждают уничтожение 4-х Б-29 и списание еще 2-х после посадки на аэродром. Американцы записали на свой счет 14 сбитых «мигов», хотя все советские самолеты вернулись на свой аэродром. Этот день, 12 апреля, американцы назвали «черным четвергом». Главнокомандующий ВВС на Дальнем востоке генерал Стрэйтмейер запретил вылеты Б-29 в район Синыйчжу, пока не будут найдены эффективные способы их сопровождения. Но они так и не были найдены – Б-29 в районе мостов у Синыйчжу больше никогда не появлялись. А контролируемый советскими летчиками воздушный коридор вдоль южного берега реки Ялуцзян американцы окрестили «Аллеей МиГов». Подготовленные советскими инструкторами все чаще в небе появлялись китайские летчики. В течение лета 1951 года на Мигах они сбили 271 вражеский самолет, правда потеряв 231 истребитель. При встрече с «Тандерджетами» и «Шутинг Старами» китайцы на «МиГах» имели полное преимущество, часто обращали американцев в бегство или добивались побед. Сергей Крамаренко: На нашем аэродроме базировался и китайский полк. Он летал на таких же «МиГах», как и мы. Мне приказали провести с китайскими летчиками занятия, и я подъехал к дежурному домику на противоположной стороне аэродрома. Как раз в этот момент подруливают несколько самолетов. В них китайские летчики . К своему удивлению, я вижу, как один из пилотов, зарулив и выключив двигатель, вылезает из кабины и начинает обнимать и гладить свой самолет. Спрашиваю: что случилось? Мне отвечает, что он сбил американца и теперь благодарит самолет.

Недалеко от устья реки Ялуцзян на небольшом острове, занятом южнокорейской армией находились американские радиолокационные станции и пункт наведения. Китайские бомбардировщики Ту-2 совершили бомбардировку острова, но станции продолжали действовать. 30 ноября 1951 года 2 бомбардировщиков Ту-2 китайских ВВС повторили налет на остров. Их прикрывали истребители Ла-9 и МиГ-15. При подходе к острову китайские самолеты были атакованы более чем тридцатью «Сейбрами». В ходе боя американцы нанесли существенные потери китайским ленчикам. Но всё же потеряли два «Сейбра». Китайским бомбардировщикам, удалось прорваться к острову, сбросить бомбы, и повредить радиолокационные станции. Политические заявления Макартура, его требования войны до победного конца все больше вызывали раздражение в Вашингтоне. Накопившееся недовольство прорвалось 11-го апреля 1951-го года, когда Гарри Трумэн объявил об отставке генерала: «С глубоким сожалением я пришёл к выводу, что генерал армии Дуглас Макартур не способен оказывать чистосердечную поддержку политике американского правительства и ООН по вопросам, отнесённым к его официальным обязанностям. Я поэтому отстранил генерала Макартура от командования и назначил генерал-лейтенанта Мэтью Риджуэя в качестве его преемника».

D. McArthur & H. S. Truman

Макартур узнал о своей отставке из выпуска радионовостей. Страны Западной Европы вздохнули с облегчением: Белый Дом наконец-то убрал генерала, размахивающего ядерной дубинкой. Но в штатах реакция была противоположной. Миллионы людей считали Макартура национальным героем, американским Наполеоном и главным воителем коммунистов. На Трумэна и его окружение обрушился шквал критики. Как писали американские газеты, популярность президентаСША в то время была не больше, чем кончик ослиного хвоста. Для Сталина увольнение Дугласа Макартура, также стало большим облегчением. Трумэн давал понять, что не будет вести боевые действия на территории Китая и не станет применять ядерное оружие. От советской стороны американцы ждали того же: ограничения вооруженного конфликта района Кореи и отказ от использования атомной бомбы. Война в Корее приобрела совсем другой характер и цели. Отставка Макартура окрылила Ким Ир Сена и Мао Цзэдуна. 22-го апреля 1951 года китайские и северокорейские войска вновь перешли в наступление. Михаэль Чобуока: "Вечером 24 апреля китайцы пошли в атаку – примерно 500 человек. Пулемётчики лейтенанта Грея открыли огонь. Восемь крупнокалиберных пулемётов, установленных на полугусеничных грузовиках, начали косить противника. Это была мясорубка... 25-26-го, когда у нас почти кончились боеприпасы, продовольствие и вода, китайцы остановили свои атаки".

Китайцам удалось несколько потеснить противника, но авиация и танки войск ООН очень скоро заставили их перейти к обороне. Американцы и южнокорейцы наступали по всему фронту. Перейдя 38-ю параллель, устремились к важным узлам коммуникаций коммунистов в треугольнике Чхорвон-Кымхва-Пхенган. Началась так называемая битва за «Железный треугольник"... Не затихали схватки и на «Аллее Мигов». 20 мая 1951 асом боевого мастерства стал старший лейтенант Шебанов. На его личном счёту уже было 4 сбитых "Сейбра" и один бомбардировщик. Пара старшего лейтенанта Алфеева с ведомым Шебановым зашла в хвост паре Ф-86. Но «миги» в свою очередь были атакованы истребителями противника. Шебанов отбил атаку, дав три очереди по истребителям с дистанции 200 метров. Самолет противника задымил и с резким снижением ушел из района боя. Он был засчитан как сбитый. Шебанов стал первым советским асом реактивной эры. В этот же день, свою шестую победу одержал и капитан американских ВВС Джеймс Джабара, сбивший два МиГа. Он был награжден второй по значимости наградой Америки – Крестом за Заслуги. Американская печать сделала из Джабары национального героя. Он получил отпуск для тура по стране – поднимать престиж крайне не популярной войны в глазах общественности. Небольшой семейный магазин семьи Джабара на Мэрдок стрит города Вичита стал Меккой для американцев. А сам капитан и его отец звёздами телевидения. В январе 1953 года майор Джабара вернулся в Корею и сбил еще 9 мигов, доведя счет до 15 побед. Потери несли обе стороны и американские и советские инженеры мечтали взглянуть на самолет противника, что называется "поближе". "Сейбр" также вызвал огромный интерес у советских военных и авиационных ведомств. Его требовалось изучить, хотя бы для того, чтобы найти способы борьбы с ним. Но получить такой трофей было непросто. Зная, что советские лётчики не пересекают береговую черту, пилот "Сейбра", получив повреждения, уходил в сторону Корейского залива, где покидал самолет. Хорошо налаженная служба спасения высылала с кораблей американского флота вертолет, который подбирал летчика. Самолеты, сбитые на территории Китая, падая, превращались в гору обломков. В конце апреля по распоряжению Главкома ВВС в Китай прибыла группа из научно-исследовательского института Военно-воздушных сил. Перед ними стояла задача – посадить «Сейбр» на китайский аэродром. Отряд из 12 летчиков возглавлял генерал Благовещенский. Около месяца они тренировались, ведя учебные воздушные бои. В конце мая группа перелетела на аэродром Андуна, где базировались полки Кожедуба. 31-го мая группа подполковника Дзюбенко отправилась в первый вылет. Обнаружив Б-29 под прикрытием «Сейбров» - атаковали. В результате боя два МиГа получили повреждения, а один был сбит. Майор Перевозчиков перед взлетом не застегнул парашютные лямки, поэтому при катапультировании вывалился из подвесной системы и погиб. После этого боя летчики дивизии нарекли отряд Благовещенского «группа Пух», намекая, что при встрече с противником, она была разбита в пух и прах. Вскоре при посадке погиб подполковник Дзюбенко, и уже 5-го июня группу расформировали, а летчиков зачислили в штат 196-го и 176-го полков. Бои за «Железный треугольник» - Чхорвон-Кымхва-Пхенган проходили с переменным успехом. Так с 16 по 18 июня город Пхёнган дважды переходил из рук в руки. Американские войска поспешно отходили на юг. К исходу 22 июня китайские добровольцы заняли свои прежние позиции севернее Чхорвона и Кымхвы.

Korean War

Американское командование предприняло наступление силами 1-й южнокорейской пехотной дивизии. Однако эти войска были разгромлены, а их остатки бежали на левый берег реки Имджинган. Из воспоминаний генерала Ван Флита: «Везде, и на линии фронта, и в штаб-квартирах, и в тылу, наши солдаты проклинали корейцев. При первом признаке опасности они бежали, поставив всю нашу армию под угрозу уничтожения. Они не стоили того, чтобы мы умирали в пяти тысячах миль от дома, тщетно пытаясь помочь им». Нестойкость южнокорейской армии, а также большие потери среди войск ООН сыграли негативную роль в восприятии войны не только союзниками США, но и в формировании общественного мнения. Росло число людей, полагающих, что режим Ли Сын Мана и его войска способны только зверствовать в отношении населения и бежать с поля боя. И при этом такое правительство настаивало на войне до победного конца! А на фронте войска обеих сторон были измотаны и хотели передышки. 23-го июня 1951-го года Советский Союз на заседании Ассамблеи ООН выступил с обращением о прекращении огня в Корее и взаимному отводу войск от 38-й параллели. Спустя несколько дней на переговоры согласилось правительство США. Генерал Риджуэй отнёсся к ситуации весьма осторожно. Он известил о своих сомнениях центральное командование, и получил ответ: «Не следует ослаблять военные действия с нашей стороны до тех пор, пока условия для прекращения огня не будут согласованы и включены в соглашение о перемирии.» 10 июля в Кэсоне начались переговоры. В повестку вошли три основных вопроса: проведение линии перемирия, обмен военнопленными и система гарантий соблюдения соглашения. Обе делегации настаивали на своем варианте мира. Переговоры сопровождались постоянными провокациями с обеих сторон. Так 10 августа делегации просидели в полном молчании два часа 11 минут, не сводя глаз друг с друга. 23 августа переговоры были прерваны. Наряду с переговорами американская сторона активизировала свои военные действия. Начался период, который многие историки называют битвой сторожевых охранений. С долгими и кровопролитными боями за ту или иную высоту. С августа по октябрь американцы понесли значительные по их меркам потери, приведшие лишь к захвату нескольких холмов. 6 октября 10 мигов во главе с  полковником Евгением Пепеляевым вылетели на перехват самолетов противника. Евгений Пепеляев: "У меня в арсенале был довоенный еще номер. На лобовых я обозначаю боевой разворот в одну сторону, а потом перекладываю самолет в другую и иду за противником. Когда он выходит из боевого разворота, я оказываюсь у него в хвосте. Так и в тот раз. В момент расхождения "Сейбры" пошли вправо вверх, а я немного протянул по горизонту и начал боевой разворот в их сторону, затем, из правого разворота перешел в левый, и оказался сзади выше и немного правее ведомого "Сейбра". Он впереди меня - чуть больше ста метров. Но прицельная марка все время оказывается выше "Сейбра", да еще отрицательная перегрузка вытягивает меня из кабины. Тогда я перевернулся, чтобы перегрузка прижимала меня к сиденью. Он то же самое сделал, но я уже наложил прицельную марку на его фонарь". Евгений Пепеляев: "Когда "Сейбр" привезли на аэродром, его хотели сразу отправить в Москву. Но я попросил командира корпуса ненадолго оставить "Сейбр" у нас. "Прекрасный обзор, впереди ничего взгляду не мешает. На МиГе впереди головка прицела, о которую при вынужденных посадках мы морды били, а здесь только какой-то блок стоял и прямо на бронестекло, высвечивал им сетку". Вскоре самолет был отправлен в Москву. Николай Чепелев: "Нам удалось стащить у американцев самолет в такой сложной обстановке, а Москва сказала: «Неужели вы не могли его отмыть от ила, прислали такой грязный»!

Korean War Seoul 1950

23 августа переговоры в Кэсоне прервались. Американская авиация, перешла к массированным ударам по коммуникациям Северо-Западной Кореи. В зону действия МиГов американские бомбардировщики не летали. «Суперкрепости» сосредоточились на целях между рекой Чхончхонган и Пхеньяном. Поэтому перед командованием объединённой китайско-северокорейской армией остро встал вопрос о восстановлении разрушенных аэродромов на территории Северной Кореи. Передислокация на новые аэродромы позволила бы МиГам прикрывать практически всю территорию Северной Кореи. Но американские бомбардировщики раз за разом уничтожали почти готовые к приему самолетов взлетно-посадочные полосы. Октябрь стал месяцем напряженных воздушных схваток. 22-го октября бомбардировке подвергся Тхэчхон. Для выполнения задачи вылетело 12 "Сверхкрепостей" под прикрытием более 50 истребителей. Навстречу им поднялись 54 мига. А затем ещё самолёты двух полков. В итоге в крупном сражении оказалось задействовано около двухсот самолётов. Бомбардировка аэродрома так и не состоялась. Советские лётчики сбили 15 самолётов. Так началась «черная неделя» для американских ВВС. На следующий день 23-го октября командование 64-го истребительного корпуса по тревоге подняло в воздух сразу три полка. Двенадцать бомбардировщиков были перехвачены уже на отходе от цели. Бой, вкотором участвовало более ста самолётов, длился чуть более десяти минут. Три американских самолета были сбиты, семь списаны после посадки. При выходе из боя был сбит и погиб старший лейтенант Хуртин из 523-го Истребительного Авиационного Полка. Через несколько дней советские летчики последний раз в дневном бою встретились с бомбардировщиками Б-29. 28 октября американское командование приняло решение отказаться от дневных полетов Б-29 севернее Пхеньяна. Успешные действия советских летчиков показали, что нанесение ударов атомными бомбами по территории СССР с использованием В-29 практически не возможно – самолеты будут перехвачены и сбиты.

Приказом от 10 октября 1951 года 8-и летчикам - асам 64-го корпуса было присвоено звание Героя Советского Союза. В 176-м Гвардейском полку командир дивизии Иван Кожедуб с высокой наградой поздравил: Сергея Крамаренко, Григория Геся и Серафима Субботина. Звание Героя был удостоен ещё один летчик полка — Борис Александрович Образцов. Посмертно. 11 июля 1951 года во время боевого вылета гвардии старший лейтенант Образцов в групповом бою сбил свой пятый самолет противника.Тяжело раненный, он сумел посадить повреждённую машину, но по дороге в госпиталь умер от потери крови.

Шел второй год тяжелой и беспощадной войны. Теряя товарищей, советские летчики продолжали защищать небо Кореи...

 
Сервер восточноевропейской археологии - 2018.
Все права защищены.
Rambler's Top100 Service Яндекс.Метрика