Сервер восточноевропейской археологии

 Археология
Info Сделать стартовой страницей

Вторая Мировая. Оккупационная политика в захваченных странах

14.07.2015

wow_3_48Геббельс сам давал руководящим нацистским пропагапдистам соответствующие распоряжения. Представителям фашистской прессы 5 апреля 1940 г. он разъяснял: «Если сегодня кто-то спросит, как мы представляем себе нашу новую Европу, то мы должны ответить, что не знаем этого. Несомненно, мы имеем об этом четкое представление, но если выразим его словами, то пемедленпо наживем врагов. Усилится сопротивление... Сегодня мы говорим «жизненное пространство». Каждый может вкладывать в это понятие, что он хочет. Что мы желаем, мы будем знать в свое время». Документы концернов, различных государственно-монополистических органов, вермахта ясно показывают, какие намерения имел германский империализм для осуществления мирового господства. При попытках установить «новый порядок» в оккупированных странах роль наемных палачей своего народа играло фашистское движение под руководством Квислинга (Норвегия), Клаусена (Дания), Штаф до Клерку и Дегрелля (Бельгия), Муссерта (Нидерланды) и Павелича (Хорватия). Они, так же как Муссолини и Лаваль, выступили в качестве пропагандистов «нового порядка».

Судьба собственных государств была им совершенно безразлична. Это были марионетки, о роли которых дал ясно понять Гиммлер в речи, произнесенной 28 ноября 1940 г. перед окружными руководителями фашистской партии. Он заявил: «Я думаю, что Норвегия, Швеция, Дания, Голландия под немецким руководством над всеми германскими народностями с едиными языком и культурой не могут совершать в экономической, военной или внешнеполитической области то, что они хотят». Фашистская концепция «нового порядка» в Европе, таким образом, усиливала во всех областях общественной жизни противоречия между целями германского империализма и жизненными интересами народов, включая и немецкий народ. Уже в начале июля 1940 г. ЦК КПГ разъяснял, что «новый порядок» означает распространение во всей Европе господства германского империализма, навязывание покоренным и зависимым народам реакци- онных, антинародных, тоталитарных правительств, которые станут его послушным орудием. Такая «новая Европа» была бы Европой без прав, с порабощенными рабо- чими и крестьянами, Европой нужды, бедствия, голода трудовых масс.

Осуществлению далеко идущих планов «нового порядка» помешала борьба народов. Из многообразных планов этого «порядка» каждому стало ясно, как германский империализм и милитаризм представляет себе объединенную Европу. Немецкие фашисты пытались энергично взяться за конкретную подготовку «нового порядка» в Европе с помощью оккупационной политики, и эта политика наряду с задачами непосредственного дальнейшего ведения войны гитлеровской Германией имела для нее программный характер. Тем не менее в обращении фашистских оккупационных органов власти с различными народами в Восточной, Северной и Западной Европе имелись различия, которые вытекали из роли, какую германский империализм навязывал отдельным странам в рамках «нового порядка» в Европе. Точно установлено, что террор, беспощадные расхищения и грабежи, уничтожение суверенитета были характерны для оккупации Польши, а также применялись в СССР. В противоположность этому фашистские органы управления в первый период войны в Дании, Норвегии, Голландии, Бельгии и в оккупированной части Франции использовали прежде всего сотрудничество с частью местной буржуазии, а также демагогические методы для маскировки агрессивного характера своей политики и грабежей, проводившихся ежедневно. Экономический грабеж как важнейшая часть оккупационной политики ложился всей тяжестью на оккупированные страны.

Обзор форм и методов управления оккупированными областями и их использования показывает, что фашистский «новый порядок», несмотря на региональные различия, имел характер, направленный против жизненных интересов всех народов. 2 марта 1940 г. Франк охарактеризовал цель немецкого управления в генерал-губернаторстве, заявив, что эти пространства твердо остались в германском государстве. Польша экономически задушена и никогда не сможет оказать даже незначительное сопротивление германской государственной политике. Уже 12 сентября генерал-фельдмаршал Кейтель заявил, что польская интеллигенция, дворянство и евреи должны быть беспощадно унич- тожены. В ходе осуществления этой «политики германизации» такие генералы, как Гудериан и Манштейн, получили большой опыт. Отдел расовой политики фашистской партии, основываясь на теории «жизненного пространства», 25 ноября подготовил план, который предусматривал «беспощадное уничтожение всех элементов, не принятых в германское гражданство». Как представляло себе фашистское руководство обращение с поль- ским народом до его истребления, становится понятным из секретной докладной записки Гиммлера, датированной маем 1940 г. В ней, в частности, говорится: «Для негерманского населения Востока нельзя давать школы выше, чем четырехклассная народная школа. Цель этой народной школы должна быть только в том, чтобы научить простому счету не свыше 500, написанию имен, обучить население, чтобы оно знало божественные заповеди, было послушным Германии, честным, старательным и добрым.

Чтение я не считаю необходимым. Это население будет находиться в нашем распоряжении в качестве неорганизованного рабочего люда для особо тяжелых работ». Для проведения этой фашистской политики уничтожения поляки и евреи, выселенпые из Польши и из аннексированных областей в генерал-губернаторство, должны жить в примитивных условиях. С конца 1940 г. было выслано из присоединенных областей на принудительные работы около 325 тыс. поляков. Переселение явилось первым шагом в осуществлении генерального плана «Ост», который возник в 1940—1941 гг. при подготовке нападения на Советский Союз и содержал зверский план «нового порядка» для Восточной Европы. В нем предусматривалось выслать в Сибирь поляков, которые пережили волну террора и истребления, в то время как еврейскому населению предназначались только газовые камеры.

За вермахтом в Польшу шли германские концерны. С созданием 19 октября 1939 г. главного управления Востока в генерал-губернаторстве возникли государственно-монополистические организации, которым подчинялись предприятия в захваченных областях. Позднее была подготовлена передача собственности польских пред- приятий, а также иностранных монополий германским концернам, создана возможность для инвестиции государственной казны и использования польской промышленности германским хозяйством. Как посредники при этом функционировали в первую очередь крупные германские концерны. «ИГ Фарбеииндустри» получил контроль над польской химической промышленностью. Государственные заводы «Герман Геринг» завладели верхнесилезскими каменноугольными шахтами; металлургические заводы и горнодобывающие предприятия попали в руки Круппа и Флика. «Дейче эрдойль АГ» и «Дейче банк» захватили польскую нефтяную промышленность.

Дрезденский банк выступил в качестве кредитора «Восточно-Немецкого предприятия строительных материалов ГмбХ», которое возникло в 1941 г. как южносиликатное предприятие, включившее в себя 300 польских кирпичных заводов. Оккупационная политика имела, по словам Франка, задачу разорить генерал-губернаторство как военную область и уничтожить его экономическую, социальную и культурную структуру. Фашистские оккупационные органы начали беспощадно выкачивать продовольствие, полезные ископаемые, промышленные и культурные ценности из захваченных стран. Только зерна в 1940 г. ими было вывезено 383 тыс., а в 1941 г.— около 685 тыс, тонн.

Уже 16 декабря 1939 г. фашистские «поборники культуры» увезли в Германию всемирно известный алтарь из кафедрального собора в Кракове. Ценности сокровищницы дворца Вавеля и многих музеев и галерей постигла такая же судьба. Вместе с тем потребности войны принудили фашистов принять меры к увеличению производственных мощностей Польши и использованию ее рабочей силы. Так, когда подготовка к нападению на Советский Союз потребовала от германской военной промышленности увеличе- ния производства, Франк 25 марта 1941 г. заявил: «Мы должны сегодня радоваться за всех поляков, которых мы имеем в мастерских». Одновременно началось ухудшение положения польских граждан, превращение их в рабов гитлеровской Германии, что соответствовало планам, сводившимся в конечном счете к уничтожению польской нации.

В Дании и Норвегии методы фашистского оккупационного режима по своей форме несколько отличались от методов немецкого господства в Польше. В этих странах оккупация не начиналась немедленно с уничтожения нации и разрушения государства. Напротив, как говорилось в одной секретной директиве верховного командова- ния вермахта от 9 апреля 1940 г., ставилась задача «побудить датское и норвежское правительства к терпению немецкой оккупации, лояльному сотрудничеству с герман- скими военными органами». Исходя из этого, назначенный в Норвегию рейхскомиссар Тербовен пытался составить коллаборационистское правительство с руководящим влиянием Квислинга. В Дании осталось па службе капитулянтское правительство правых социал-демократов. Эта тактика умеренной оккупационной политики, проводимая прежде всего в Дании, должна была обеспечить максимальную эксплуатацию этой страны. Громадные массы продовольствия и полезных ископаемых шли месяц за месяцем в Германию. С апреля 1940 г. до конца марта 1941 г. Дания поставила ей 83 668 тонн масла, 159 686 тонн свинины, 97 384 тонны говядины, 59 381 тонну яиц, 73 тыс. тонн сельди, а также фрукты и зерно.

Датская промышленность была включена в систему гитлеровского военного производства. Уже 9 апреля гитлеровокое руководство требовало подчинить производство датской химической промышленности и заводов судового машиностроения и судостроения немецкой военной промышленности. В сентябре 1940 г. военные заказы, размещенные в Дании, достигли суммы 42 млн. датских крон. Датские верфи с 9 апреля 1940 г. по 31 декабря 1941 г. отремонтировали в общей сложности 174 немецких торговых судна на сумму 26 млн. крон. Ежегодные оккупационные расходы Дании достигали около 500 млн. крон. Норвегия тоже вынуждена была нести тяжесть поставок для гитлеровской Германии. Рейхскомиссар Тербовен 21 ноября 1940 г. подчеркивал: «Не может быть сомнения в том, что Норвегия будет привлечена для решения задач вермахта в необходимом масштабе». Рыболовный флот, жизненно важный для норвежской экономики, был конфискован на 80%. Страна официально была обложена оккупационным налогом в размере 160 млн. кроп, который, однако, по подсчетам британского помощника государственного секретаря Батлера, фактически достигал 1,2 млрд. Прожиточный минимум в обеих странах значительно повысился, а выпуск товаров широкого потребления для населения сократился до минимума.

Германский финансовый капитал успешно использовал возможности проникновения в экономику Скандинавии. Примером этому было основание «Нордишен алюминиум АГ», которое находилось под господством «ИГ Фарбен» и контролировало всю норвежскую алюминиевую промышленность. Германский монополистический капитал подготовил включение Дании и Норвегии в будущий «европейский экономический район», руководимый Германией. Этим странам к тому же отводилась роль поставщиков продуктов питания и сырья. Для Франции планами «нового порядка» предусматривался статус аграрной страны, однако настоятельные потребности фашистского вермахта в продукции тяжелой промышленности для дальнейшего ведения войны не давали возможности немедленно осуществить эту цель.
В октябре 1940 г. министерство хозяйства и управление военной экономики и вооружения верховного командования вермахта подготовили два секретных документа. В них прежде всего предусматривалось расчленение Франции и отрыв от нее областей Эльзас-Лотарингии, Брие-Лонуа, Лилль-Рубе, которые полностью должны были попасть под контроль германских монополий. В этих документах говорилось: «Франция с потерей своих промышленных областей на севере и востоке в конце концов станет аграрной страной без шансов на возможность к повторной активной политике против рейха». В документах имелись возражения против частичной оккупации страны, так как «Франция, обладая своими промышленными ресурсами, все же имела бы впоследствии опреде- ленные возможности к возобновлению своей политической силы». Вносились предложения об эксплуатации французских колоний.

В частности, говорилось, что Германия должна «потребовать концессии рудников во Французской Северной Африке для добычи природных фосфатов, железной, магниевой, свинцовой, цинковой, кобальтовой, молибденовой руды; во Французской Восточной Африке — железной; в Экваториальной Африке — медной; в Индокитае — цинковой и вольфрамовой; в Новой Каледонии — хромовой и никелевой руды».

Осуществление этого и подобных ему планов началось тотчас после поражения Франции. Прежде всего гитлеровская Германия аннексировала богатые полезными ископаемыми районы Эльзас-Лотарингии и предъявила дальнейшие территориальные требования. В оккупированной зоне находилось 4/5 угольных копей, почти вся железорудная и сталелитейная промышленность, все доменные печи, важнейшие автомобильные и авиационные заводы, химические фабрики и т. д. Сельское хозяйство оккупированных областей имело большое значение. Там жило 2/3 населения и промышленных рабочих Франции. Из Бельгии, Голландии, Люксембурга и Франции вывозили огромное количество сырья и сельскохозяйственных продуктов. Новейшее оборудование предприятий демонтировалось и отправлялось в Германию. Ежедневные оккупационные расходы Франции составляли около 400 млн. франков, а позднее 500 млн. франков и больше. 4,5 млн. военнопленных французов были оставлены в Германии в качестве рабочей силы. Французская промышленность должна была работать на вооружение германской армии. До середины апреля 1941 г. она уже выполнила заказ на 13 тыс. грузовых автомобилей, 3000 самолетов, 1 млн. зенитных и танковых снарядов и т. д.

Эксплуатация коснулась также неоккупированной зоны, где правительство Виши оказывало помощь германскому империализму. Во Франции за войсками также следовали германские концерны. Они грабили все промышленные предприятия или брали их под свой контроль. Заводы Германа Геринга, Рехлинга, Флика и Штумма после ожесточенной грызни разделили между собой металлургическую промышленность. Частично они действовали как «посредники», снабженные правом преимущественной покупки «после наступления непосредственных мирных экономических отношений», как говорилось в одной из директив министерства экономики Функа. В разбойничьем походе в Западную Европу участвовали также другие германские монополии. Крупп присвоил значительную часть французских металлургических заводов в Эльзасе. «Немецкий банк» контролировал в Бельгии и Голландии предприятия с большим количеством акций. Об активной роли Флика при присвоении французской собственности давал показания после вой- ны генеральный уплономоченный по железу и стали в четырехлетнем плане Ханнекен: «В начале войны Флик немедленно прибыл на Запад и добивался подчинения германским монополиям металлургических заводов Ромбахера, а я содействовал ему в этом». Наконец, в руки германских концернов и банков попали значительные французские заграничные капиталовложения. Оккупированные западноевропейские страны имели большое значение для гитлеровской Германии и как поставщики большого количества сельскохозяйственной продукции. Франция должна была поставлять ежегодно около 750 тыс. тонн пшеницы и для расчетов 650 млн. литров молока, около 220 млн. литров вина, масло и сыр.

В 1940 г. в Германию было отправлено 63 тыс. тонн, а в 1941 г.— 140 тыс. тонн мяса. Разбой в оккупированных странах и угон сотен тысяч рабочих в Германию создали германской военной экономике временное облегчение. Однако они способствовали росту движения Сопротивления во всех странах и вместе с тем обострили противоречия, которые возникали из-за стремления германского империализма к «новому порядку» во всем мире.

Оккупационный режим жестоко подавлял антифашистские и демократические силы. Строительство концентрационных лагерей, аресты, преследования и физическое уничтожение коммунистов, социалистов и буржуазно-демократических активистов, писателей и ученых, высылка части еврейского населения в фашистские лагеря смерти и установление беспощадного террора были характерными для всех оккупированных стран.

 
Сервер восточноевропейской археологии - 2017.
Все права защищены.
Rambler's Top100 Service Яндекс.Метрика