Сервер восточноевропейской археологии

 Археология
Info Сделать стартовой страницей

Вторая Мировая. Внутренние противоречия в Германии

09.07.2015

0_8ec2d_1e9b1eb8_origВ августе 1939 г. для СССР создалась непосредственная опасность оказаться в качестве объекта, избранного обеими империалистическими коалициями для временного урегулирования существовавших между ними противоречий. Это явствует, например, из заявления Гитлера, сделанного им позднее, 23 ноября 1939 г., перед командующими объединениями. В нем было сказано, что после оккупации Чехословакии он еще не имел ясного представления, как действовать: «Начать войну сначала против Востока и затем против Запада или наоборот». Советский Союз находился, таким образом, в политической изоляции: переговоры с западными державами о союзе против возможной агрессии потерпели неудачу; нападение гитлеровской Германии на СССР являлось вопросом времени; на Дальнем Востоке японские империалисты уже начали войну на Халхин-Голе с нападения на Монгольскую Народную Республику, секретные переговоры между западными державами и гитлеровской Германией не исключали возможности «нового Мюнхена», на этот раз направленного против Советского Союза.

При этих обстоятельствах заключение 23 августа 1939 г. предложенного гитлеровской Германией договора, который предусматривал, что обе стороны «обязываются воздерживаться от всяких актов насилия, военных агрессивных действий и нападения друг на друга как в отдельности, так и совместно с другими государствами», обеспечивало советскому народу мирную передышку. Однако с немецкой стороны предложение о заключении этого договора означало тактический маневр, что стало ясным из высказывания Гитлера, сделанного им в докладе задолго до заключения соглашения. «Пожалуй, я не буду избегать союза с Россией,— заявил он однажды и пояснил при этом: — Но это никогда не удержит меня сделать решительный поворот и напасть на Россию, после того как я достигну моей цели на Западе». В условиях, сложившихся летом 1939 г., заключение договора о ненападении с Германией было результатом дальновидности советской внешней политики. Таким путем удалось предотвратить заговор империалистических держав против Советского Союза, защитить оплот революционного движения во всем мире. Была сорвана попытка временно уладить противоречия между империалистическими коалициями за счет Советского Союза.

Результатом этого события явилось то, что война, развязанная в первые сентябрьские дни, носила империалистический характер как со стороны фашистской Германии, так и со стороны Великобритании и Франции. Классовые цели главных держав, ведущих войну, и ее сущность соответствовали предвоенной политике господствующих классов этих государств. В связи с этим основной задачей рабочего класса и коммунистов была усиленная борьба за прекращение империалистической войны. Вот почему Георгий Димитров от имени Коммунистического Интернационала объявил в начале сентября 1939 г.: «Для рабочего класса имеется только одна-единственная правильная точка зрения — это непримиримая мужественная борьба против империалистической войны, борьба против виновников и поборников этой войны прежде всего в своей собственной стране, борьба за прекращение этой разбойничьей войны».

Хотя вторая мировая война началась как империалистическая, но вместе с тем она отличалась рядом особенностей от первой мировой войны. Важнейшим фактором в изменении международной обстановки явилась победа Великой Октябрьской социалистической революции в России. Существование могущественного, охватывающего одну шестую часть земного шара социалистического государства ясно показало, что эпоха империализма и империалистических войн шла к закату. При этих условиях война между двумя империалистическими коалициями неизбежно должна была поставить перед народами вопрос об устранении капиталистического строя, чрева- того войнами. По сравнению с первой мировой войной здесь не повторилась обычная борьба блоков империалистических держав. Несмотря на то что во враждующие коалиции входили империалистические государства, все же между фашистской диктатурой в Германии и буржуазно-парламентским строем во Франции, Великобритании, США и их союзников существовали значительные различия. Хотя западные державы, которые после 1918 г. имели еще достаточно империалистических экспансионистских возможностей, тоже были заинтересованы в укреплении своих позиций, они все же не планировали и не подготавливали физического истребления целых наций и массового уничтожения других народов.

В противоположность этим странам германский фашистский империализм поставил целью не только жестоко угнетать и грабить другие народы и нации, но и в конеч- ном счете ликвидировать их. Этими целями определялись разбойничьи методы ведения войны гитлеровской Германией. Вследствие этого война фашистской коалиции с самого начала неизбежно приняла особенно реакционный, империалистический характер. Империалистические западные державы с 3 сентября 1939 г. тоже вели империалистическую войну. Их правительства, преследуя свои классовые цели, не ставили задачу освобождения человечества от фашизма. Они лишь стремились военными средствами победить своего империалистического конкурента. Однако в этой войне речь шла не только о новом переделе сфер влияния, колоний и рынков, но и о независимости самих указанных высокоразвитых капиталистических стран. Это поняли народные массы, которые считали, что успех фашистского государства, хотя бы и временный, в любом случае ухудшит их политическое положение. Сознание, что германский империализм и милитаризм является главным врагом всего человечества, постепенно укреплялось. Поэтому народные массы вступили в настоящую антифашистскую освободительную войну. Они оказывали постоянное, все более усиливавшееся давление на свои правительства, чтобы заставить их выдвинуть на передний план общие национальные цели народов, которым угрожает опасность, и отказаться от империалистических устремлений. Правда, в главных империалистических государствах в конечном счете эту задачу не удалось выполнить, тем не менее движение народных масс, которое было обращено также против реакционных политиков умиротворения в собственных правительствах, добилось того, что после начала войны постепенно образовывались элементы антифашистской освободительной борьбы. Их рост привел в конце концов к постепенному изменению характера второй мировой войны в 1940—1941 гг., к возникновению элементов антифашистской освободительной войны со стороны народов, на которые напали гитлеровская Германия и ее союзники.

Сразу же после начала войны борьба польского народа, подвергшегося фашистскому нападению, приняла определенный характер справедливой освободительной войны за национальную независимость, за свое существование. Это относится также к борьбе ограбленных и угнетенных народов Чехословакии, Австрии, Албании, Эфиопии и оккупированных областей Китая за свою национальную независимость еще перед началом второй мировой войны. Немецкие антифашисты и противники войны в то время сознавали, что фашистская агрессия стремится осуществить империалистические, экспансионистские цели решающего значения. Это определяло отношение представителей различных направлений антигитлеровского движения к войне. В целом же антифашистское движение Сопротивления экспансионистской политике гитлеровской Германии и войне как перед ее началом, так и в ходе ее по своей сущности являлось классовой борьбой против германского империализма и милитаризма и вместе с тем составной частью исторического столкновения между социализмом и капитализмом.

Коммунистическая партия Германии во все предвоенные годы последовательно руководила борьбой за свержение гитлеровского режима. Она предпринимала героические усилия к объединению всех немецких антифашистов и противников войны в один широкий антифашистский немецкий Народный фронт в борьбе против фашистской диктатуры и ее военных приготовлений. Выражением этих усилий были решения Брюссельской (1935 г.) и Бернской (1939 г.) партийных конференций и борьба нелегальных партийных организаций КПГ в Германии за осуществление этих решений. КПГ неоднократно разъясняла немецкому народу еще перед установлением фашистской диктатуры: «Кто выбирает Гитлера, выбирает войну!» Когда война стала действительностью, уже не оставалось сомнений в ее империалистическом характере. Для свержения нацистской диктатуры необходимо было объединить все антифашистские силы. Но выполнение этих задач было затруднено, поскольку антифашисты, противники войны и Гитлера не выступали еще в то время с необходимым единодушием и организованностью. Рабочий класс был расколот, и о политических целях борьбы против фашизма его отдельные представители не имели единого мнения. В этих условиях КПГ вновь выступила за то, чтобы собрать все антифашистские и демократические силы в единый Народный фронт.

В предвидении непосредственной военной опасности руководство КПГ неоднократно предупреждало, что фашизм может втянуть немецкий народ, вопреки его интересам, в войну. По этому вопросу в резолюции Бернской конференции КПГ была дана ориентировка, которая сделала ясной позицию коммунистов по отношению к войне: «Если нет возможности, несмотря на все усилия противников Гитлера, предотвратить войну, которую он провоцирует против других народов, то в национальных интересах немецкий народ должен покончить как можно скорее и всеми средствами с господством Гитлера, потому что только этим немецкий народ может спасти существование нации от ужасных последствий такой войны». Бернская резолюция не только определила отношение рабочего класса к войне, но и указала путь, которым после крушения фашизма должен идти немецкий народ к новой, демократической республике. В ней говорится: «Сплоченный рабочий класс, объединенный с крестьянами, средним сословием и интеллигенцией в Народный фронт, определяет судьбу страны». Предупреждая о возможности развязывания войны фашизмом, руководство КПГ уже тогда дало глубокий анализ ее характера со стороны гитлеровской Германии. Оно констатировало, что речь идет о войне «за исполнение захватнического плана против других народов, за империалистический новый передел мира, за исполнение этой агрессивной политики в интересах капиталистических трестов и военных промышленников». Антифашистское движение Сопротивления, руководимое КПГ, таким образом, еще накануне нападения Гитлера на Польшу получило последовательную программу борьбы против войны и за свержение фашистской диктатуры с помощью Народного фронта.

За несколько дней до ее начала, 25 августа 1939 г., в заявлении о германо-советском договоре о ненападении ЦК КПГ повторил свою принципиальную ориентацию: «Если Гитлер, несмотря ни на что, толкнет немецкий народ в катастрофу войны, каждый немец должен знать: национал-социализм является ее виновником. Тогда главное — борьба за поражение нацистского режима в войне и за свержение нацизма». 2 сентября 1939 г. Политбюро ЦК КПГ высказалось за быстрейшее окончание войны, воспрепятствование ее развитию и решение спорных вопросов на международной конференции. Для осуществления такой политики руководство КПГ в заявлении от 3 сентября призвало всех антифашистов в Германии и в эмиграции в настоящее время еще упорнее и настойчивее действовать в целях объединения немецкого рабочего движения и немецкой оппозиции и мобилизовать все силы для свержения Гитлера. В заявлении говорилось, что к тому времени, к сожалению, «усилия прийти к соглашению с эмигрантскими руководителями социал-демократической партии Германии о единой мобилизации народных масс против фашизма имеют лишь незначительный результат».

Несмотря на это, ЦК в том же заявлении, опубликованном в газете «Ди вельт», выходившей в Стокгольме, констатировал: «Мы больше, чем когда-либо, чувствуем сердечный союз со всеми социал-демократическими функционерами н рабочими в Германии, которые преодолевают политику выжидания, выступают за единство рабо- чего движения и борются против империалистических поджигателей войны». Правление немецкой социал-демократической партии в эмиграции выпустило в начале войны воззвание, подписанное Отто Вельсом и Гансом Фогелем. В нем говорилось: «Вся тяжесть вины за чудовищные преступления против мира и человечества ложится на Гитлера и его систему... Свержение Гитлера поэтому является целью, за которую мы будем бороться вместе со всеми демократическими силами в Европе». Под совместной борьбой правые социал-демократические руководители, однако, понимали прежде всего сотрудничество с империалистическими кругами западных держав во вред борьбе рабочего класса. Свою антикоммунистическую и антисоветскую политику они продолжали и позднее.

Вместе с тем многие социал-демократы, боровшиеся в нелегальных организациях Сопротивления в Германии, понимали, что с началом войны возникла необходимость высказать общее с коммунистами и другими антифашистами мнение и бороться вместе с ними. На гитлеровскую агрессию большинство антифашистских организаций реагировало воззваниями и прокламациями против войны. Так, Комитет единого фронта социал-демократических и коммунистических рабочих и членов профсоюзов, образованный в мае 1939 г., по поручению ЦК КПГ распространил осенью 1939 г. на заводе Сименса в Берлине листовки с призывом, в котором говорилось: «Итак, сейчас, в начале войны, каждый немец должен быть воодушевлен всеобъемлющей целью: тотчас и как можно быстрее окончить преступную гитлеровскую войну, которая грозит уничтожить нашу страну и народ. Никакой «поддержки», никаких «последних жертв» для этого преступления. Долой Гитлера, долой его нацистское кровавое господство, долой господство десятка тысяч капиталистов, которые принесли несчастье Германии!» В Берлине, в районе Нойкельна, действовала организация Сопротивления, в которую входили молодые коммунисты, члены Социалистической рабочей молодежи, а также Католического союза молодежи. Ею руководили Эрих Циглер и Гейнц Капелле. 9 сентября эта организация обратилась с прокламацией против империалистической войны «Я зову молодежь мира», которую члены этой организации раздавали в Берлине. В прокламации говорилось: «Теперь немецкий народ и немецкая молодежь встали на путь разрыва с фюрером, который ведет к катастрофе. Ради могущества немногих крупных германских капиталистов Гитлер хочет принести в жертву кровь немецкой нации. Задумайся, что хотят приобрести немецкие военно-промышленные короли на кровавой мировой войне, на жертвах и страданиях многих народов? Немецкая молодежь, на твоей крови они снова хотят заработать... Юноши Берлина! Сопротивляйтесь и поднимайтесь на борьбу! Берлинские девушки! Отказывайтесь производить боеприпасы. Чем активнее ваши действия, тем скорее конец войне». В заключение указывалось: «Только свержение Гитлера и его банды военных поджигателей принесёт мир».

В одном из призывов — «К нашим товарищам на военных заводах, ко всем жителям Берлина», распространенном осенью 1939 г. Комитетом единого фронта на заводах Сименса, давалась также правильная оценка характера войны, которую ведет фашистская Германия, и ее целей: «Не ждите мира, пока Гитлер у власти и пока полностью не будет ликвидирована власть, защищающая владык Германии — Круппа, Тиссена, Сименса и Клёкнера». Подобные высказывания характерны и для других организаций Сопротивления, действовавших в различных частях Германии. Эти организации раздавали листовки, вывешивали антивоенные лозунги, слушали иностранные радиопередачи и распространяли передаваемую ими информацию. Позже, несмотря на аресты, призыв на военную службу и трудовую повинность многих участников, они пытались установить и упрочить связь между борцами Сопротивления. Против фашистской войны выступали не только представители рабочего класса, но также противники войны из других социальных слоев. Поэт Фриц фон Унру, работавший в эмиграции в Париже с Лионом Фейхтвангером, Францем Верфелем и другими в журнале «Цукунфт», в одной из листовок, распространявшихся в Германии 4 сентября 1939 г., призывал бороться против войны. В ней говорилось: «Вы знаете, что я в 1914 г. добровольно поступил на военную службу. Сегодня я этого не сделаю... Я осуждаю эту войну. Она ведется против нашего народа. Старые и молодые друзья! Расстаньтесь с этой системой, которая приносит нам лишь несчастье и сейчас угрожает привести Германию к гибели. Друзья! Гитлеровская система не достойна жертвы ни одного немецкого солдата. С 1933 г. с болью и страхом думаю я о преследованиях, тюрьмах и тайных убийствах... Говорю вам: освобождайтесь от тиранов. Уничтожайте поджигателей войны в армии. Встаньте на защиту нашего народа и Германии. Братайтесь с теми, кто, как мы, борется за свободу. Товарищи, знайте: враг не стоит на Рейне, он сидит в Берлине».

3 сентября 1939 г. Карл Дункер, живший в то время в США, взял инициативу написать «Обращение к немцам за границей». Многие немецкие эмигранты, в том числе Герман Раушнинг и Томас Манн, приняли активное участие в его составлении» Томас Манн категорически требовал, чтобы это был «призыв к мятежу» немецкого народа против фашистского режима. Журнал «Социалистише варте», издававшийся Международным социалистическим союзом борьбы в Париже и нелегально распространявшийся в Германии, в своем сентябрьском номере 1939 г. в связи с началом войны писал: «За начало европейской войны в 1939 г. несут полную ответственность немецкое правительство и круги, поддерживающие его. Гитлер вероломно начал войну. Его ожидает ужасное возмездие». Внутри нелегальной группы католической молодежи передавались слова ее руководителя капеллана Иозефа Россаинта, который заявил перед фашистским судом: «Мы убеждены, что политика национал-социалистов ведет к войне и хаосу». Член евангелической исповедальной церкви Дитрих Бонхёфер незадолго до войны писал: «Христиане в Германии стоят перед ужасной альтернативой: или соглашаться на поражение своей нации, при этом может сохраниться христианская цивилизация, или соглашаться на победу, тогда наша цивилизация погибнет. Я знаю, какую из этих альтернатив нужно выбрать». Высказывания антифашистов, противников Гитлера из различных политических лагерей, направленные против войны, показывают, что все они считали немецкий фашизм главным виновником бедствий народа и в падении нацистского режима видели предпосылку для восстановления мира. Чтобы Сопротивление сделать действенным, настоятельно требовалось объединение прогрессивных сил. Однако этому помешали фашистский террор, с одной стороны, и отказ правых социал-демократических руководителей, а также представителей буржуазии против совместной работы с коммунистами — с другой. Голос Германии оказался, таким образом, недостаточно мощным, чтобы воспрепятствовать германскому империализму и милитаризму продолжать войну.

 
Сервер восточноевропейской археологии - 2017.
Все права защищены.
Rambler's Top100 Service Яндекс.Метрика