Сервер восточноевропейской археологии

 Археология
Info Сделать стартовой страницей

Вторая Мировая. Военная экономика фашистской Германии

21.07.2015

enitnoj_pushkoj_v_kuzove.В начале войны в Германии существовала всеохватывающая государственно-монополистическая система. Развитие государственно-монополистического капитализма в значительной мере усилилось в условиях фашистской диктатуры. Слияние финансовой олигархии с властью государства, полное подчинение всего государственного аппарата самой реакционнейшей и агрессивнейшей груп- пе финансового капитала, захват ею основных высших постов в Германии достигли своего апогея.

Как в большинстве областей общественной жизни, так и в секторе военной экономики имелся всеобъемлющий государственно-монополистический аппарат. С началом войны ведущую роль в нем играла так называемая организация четырехлетнего плана перестройки военной экономики на нужды войны. Различные органы этой руководящей экономической организации — генеральный совет, генеральные уполномоченные, государственное управление по хозяйственному строительству — были заполнены представителями монополий, главенствующей из которых являлась «ИГ Фарбениндустри». Ее служащие захватили в руководстве отделами ключевые позиции. Осенью 1939 г. двадцать из девяноста восьми ученых в государственном управлении по хозяйственному строительству и при генеральном уполномоченном по химии (Краухе) были сотрудниками «ИГ Фарбен». Их зависимость от концерна усугублялась еще тем, что они получали от него высокое содержание. Фактически число служащих, связанных с «ИГ Фарбен» в той или иной форме, было значительно больше. Даже американский представитель обвинения на Нюрнбергском процессе утверждал, что 90% всех служащих управления Крауха являлись людьми его «ИГ Фарбен».

Имперское министерство хозяйства, возглавляемое Вальтером Функом, уже в начале войны было превращено в исполнительный орган уполномоченных по четырехлетнему плану. Отношения между министерством хозяйства и органами четырехлетнего плана зачастую переплетались. Нередко руководители отделов четырех- летнего плана были одновременно руководителями главных управлений этого министерства. К началу войны Функ являлся не только министром хозяйства, но также генеральным уполномоченным по экономике. Его задачи определялись законом об обороне государства от 4 сентября 1938 г. Стремление к концентрации государственного аппарата привело к тому, что функции генерального уполномоченного по экономике уже после трех месяцев войны фактически перешли к органам четырехлетнего плана. Для мотивировки этого Герингом 7 декабря 1939 г. была издана директива, которая начиналась следующими словами: «В связи с необходимостью направлять все силы на решение задач длительной войны, приказываю провести дальнейшую унификацию в руководстве хозяйственной политикой.

Параллельные работы четырехлетнего плана и генерального уполномоченного по экономике должны быть устранены, поскольку ограничивается задача последнего в делах министерства хозяйства и государственного банка». Эти задачи в 1941—1942 гг. частично перешли к вновь созданным государственным объединениям. В марте 1941 г. основалось государственное объединение угля, руководителями которого стали генерал-директор «Герман Геринг верке» Плейгер, а также монополисты Виссельман, Флик и Крупп. Имперские объединения, из которых объединения угля и стали были самыми активными, представляли собой органы монополий, занимавшиеся государственными и производственно-техническими функциями. Имелись также важпые органы, которые внешне носили частный характер, однако принимаемые ими решения имели серьезное хозяйственно-политическое и политическое значение. В качестве примера можно наз- вать так называемый «малый круг» черной металлургии и сталеплавильной промышленности, в который входили Пёнзген, Цанген, Лёзер, Тгарт, Клёкнер, Лгобзен и Флик — монополисты большого концерна объединенных сталелитейных предприятий, заводов по производству труб Маннесмана, Фридриха Крупна, Хёша, Клёкнера и средненемецких сталелитейных заводов. Эти лица представляли семь влиятельнейших концернов с 80% общего производства. Они контролировали с помощью генерального уполномоченного по черной металлургии и сталеплавильному производству управления четырехлетнего плана фон Ганнекена и руководителя «Герман Геринг верке» Плейгера всю немецкую черную металлургию.

Руководящим государственно-монополистическим органам, однако, не удалось избежать соперничества, вытекающего из закономерностей капитализма, или хотя бы добиться эффективного планирования военной экономики. Эти органы стремились охранять общие интересы монополистического капитала, которые совпадали с экономи- ческими и политическими интересами фашистского государства, и координировать ради этого деятельность монополий, а также улаживать конфликты между различными монополистическими группами и концернами. В этом проявлялась среди других и функция регулирования фашистского государственного аппарата в государственно- монополистической системе.

С наступлением серьезных трудностей в военной экономике, проявившихся, например, в том, что военная промышленность не обладала достаточными производственными мощностями по изготовлению пороха и взрывчатых веществ, голос промышленников, таких, как Пёнзген, Бюхер и Вайбл, а также Геринга и генерала Томаса, которые требовали дальнейшей централизации, стал еще сильнее. Однако в этой ситуации существовавшие до сих пор органы руководства экономикой не справились со своими задачами, и 17 марта 1940 г. было создано новое министерство вооружения и боеприпасов, которое возглавил Фриц Тодт. Хотя это министерство прежде всего ограничивалось производством боеприпасов для сухопутных войск, его учреждение представляло значительное событие в развитии фашистской и государственно-моно- полистической системы в период войны. Это министерство взяло на себя в большом количестве командные функции в военной экономике и стало руководящим государственно-монополистическим органом в области хозяйства.

После основания министерства боеприпасов воротилы концернов взяли на себя персональную ответственность за экономическую политику и развитие производства. Сосредоточение экономической и политической власти в руках концернов соответствовало как целям монополистического капитала, так и задачам, перед которыми встала военная экономика в связи с длительно продолжающейся войной.

Несмотря на мероприятия по концентрации руководства военной экономикой, перелом в сторону значительного подъема военного производства в первый период войны не произошел. В самый удачный месяц 1940 г. производство составляло 900 самолетов различных типов, около 200 танков, 1750 боевых машин и 2 (позднее 6) подводные лодки. В результате агрессии против Восточной, Северной и Западной Европы временно улучшилась сырьевая база для германской военной промышленности. Так, до 1941 г. всего было захвачено следующее количество сырья: 365 400 тонн цветного металла, 272 тыс. тонн чугуна, 1860 тыс. тонн металлического лома, 164 тыс. тонн химических продуктов, 12 200 тонн каучука, 363 тыс. тонн бензина, 220 тыс. тонн авиационного бензипа, 51 900 тонн сырой кожи, 6 200 тыс. пар сапог и т. д. Вместе с тем был обеспечен привоз руды из Швеции, Испании (медь) и Португалии (вольфрам). Незначительный рост производства вооружения был таким образом не следствием недостатка сырья, а резуль- татом порочных концепций фашистского руководства, рассчитывавшего в короткие сроки добиться осуществления своих агрессивных планов. Этим также объясняются последующие попытки перевооружения, связанные с различными вариантами дальнейшего руководства войной.

3 сентября 1939 г. был объявлен «приказ X» но вопросам экономики, который предусматривал повышение производства бомбардировщиков типа 10-88 и торпед. Затем издавались так называемые приказы фюрера от 29 ноября и 6 декабря 1939 г., предусматривавшие перестройку производства вооружения. Сохранялось производство боеприпасов для сухопутных войск, соответствующее потребности запланированного нападения на Западную Европу, на наивысшем уровне. Для борьбы против британских морских подразделений значительно возрастало производство мин. В апреле 1940 г. было предписано дальнейшее повышение производства вооружения. Приказ фюрера от 22 апреля требовал увеличить фашистские сухопутные войска до 120 дивизий, а также продолжить вооружение 20 моторизованных, 15 оккупационных и 6 горно-егерских дивизий. Приказ от 7 июня повторил эти задачи, причем в нем речь шла о 20 танковых и 10 моторизованных дивизиях. Полное вооружение такого большого количе- ства войск требовало нового напряжения фашистской военной промышленности. С помощью многих приказов в копце июня 1940 г., наконец, вводятся новые показатели выпуска военной продукции.

Производство боеприпасов ограничивалось, так как их расход при осуществлении планов агрессии в Западной Европе оказался меньшим, чем предусматривалось. Теперь преимущество было за производством самолетов, подводных лодок и вооружения для моторизованных частей. Эта программа перевооружения, как утверждает большинство буржуазных историков, в то время была весьма значительна, так как она была рассчитана не только против Запада, но и против Советского Союза. Сухопутные войска такой числепности могли образовать основу для осуществления «молниеносной» войны против СССР, которую немецкие фашисты считали нетрудным предприятием и к которой начали подготовку в заключительной фазе войны против Франции. Многие буржуазные историки особенно подчеркивают, что в конце июня — начале июля 1940 г., в связи с подготовкой высадки на Британские острова, фашистским руководством предписывалось возобновить решительную перестройку в экопомике.

Однако тщательнейшие исследования показывают, что эта перестройка намечалась не только в связи с вторжением в Англию, хотя в новых указаниях по очередности производства от 30 июня 1940 г. и говорилось: «Только то, что непосредственно необходимо для войны против Англии, является срочным». Директивы от 9 и 13 июля также содержали установки на преимущественное производство бомбардировщиков, мин и торпед. Однако все они, не ограничиваясь 120 дивизиями, требовали дополнительно- го резерва для формирования 160 дивизий. Британский историк Мильворд правильно оценивал это: «Безразлично, для высадки ли в Англии или для наступления на Россию —- в любом случае немцы должны были моторизовать наибольшее количество дивизий». То, что план перевооружения предусматривал подготовку агрессии против Советского Союза, тщательно скрывалось. Непосредственно после совещания Гитлера с руководящими военными деятелями 31 июля 1940 г., на котором он объявил о своем решении напасть на Советский Союз, начался новый тур перевооружения, задачей которого являлось довести сухопутные войска до 180 дивизий. Соответствующий приказ был издан Кейтелем 17 августа. Этим был дан курс на дальнейшее вооружение, которое, несмотря на многие перемены в деталях, теперь оставалось решающим до нападения на Советский Союз. В 1941 г. на территории Германии и насильно присоединенных к ней областей проживало 117 млн. человек. Годовая добыча угля составляла 404 млн. тонн; стали — 31,8; чугуна — 21,4 млн. тонн. В 1941 г. гер-манская промышленность произвела более 11 тыс. само- летов всех типов, 5200 танков и бронемашин, 30 тыс. орудий разных калибров.

Усиленное вооружение Германии и связанные с ним новые налоги вызвали дальнейшее ухудшение положения трудящихся. Число занятых в германской оборонной промышленности повысилось с 2,4 млн. в мае 1939 г. до 5,3 млн. в мае 1941 г. Работа в оборонной промышленности характеризовалась большой интенсивностью труда и вследствие этого ростом числа несчастных случаев на производстве. Рабочий день продолжался в среднем 10 часов. Почасовая оплата оставалась неизменной с 1939 по 1940 г. и поднялась в 1941 г. едва на один процент. Тем не менее большинство рабочих получали повышенную недельпую зарплату, что объяснялось удлинением рабочего дня. Многие трудящиеся переходили в оборонпую промышленность, где почасовая оплата считалась высокой. Из заработка вычитался повышенный подоходный налог, а также брались значительные косвенные налоги в виде различных постоянных сборов.

Так, например, взносы из заработной платы и жалования для так называемой зимней помощи поднялись со 105 млн. марок в 1938—1939 гг. до 179 млн. марок в 1940-1941 гг. Снизить жизненный уровень немецких рабочих германский империализм в этот период опасался не только по политическим причинам, но также и потому, что рабочей силы для военной промышленности не хватало. После принятия плана перевооружения с лета 1940 г. только управление военной экономики верховного командования вермахта потребовало для военного производства 640 тыс. человек дополнительной рабочей силы.

На фашистской экономике отрицательно сказывался тот факт, что после начала войны снизилось участие в производстве работающих по той или иной специальности женщин. Причинами этого были, с одной стороны, относительно высокие размеры пособия для жен военнослужащих. С другой стороны, в этот период оказывал действие пропагандистский тезис нацистов — место женщины в доме, на кухне и с детьми, который вытекал из их реакционной концепции, направленной против равноправия женщин.

Потребность в рабочей силе фашисты пытались покрыть за счет эксплуатации насильно угнанных в Германию рабочих, прежде всего из завоеванных областей на Востоке, и с помощью «вербовки» в оккупированных западноевропейских странах, проводимой под сильным нажимом, а также путем принуждения пленных к работе на военных предприятиях. В связи с этим начиналась особенно мрачная глава в истории гермапского империализма, известная примерами жесточайшей эксплуатации и угнетения. Несмотря на то что степень эксплуатации насильно угнанных польских, еврейских, а позже совет- ских рабочих и военнопленных была более высокой, а обращение с ними значительно хуже, чем с гражданами западноевропейских стран, необходимо констатировать, что все так называемые иностранные рабочие получали за одинаковую работу значительно меньше, чем немецкие, и их жизненный уровень был ниже. Такая система эксплуатации приводила к полному физическому истощению этих людей.

Война сказалась также на положении других слоев немецкого народа. Крестьянство имело очень высокие обязательства по госпоставкам. Торговля и ремесло при- ходили в упадок. Около 500 тыс. мелких ремесленных предприятий были закрыты уже в начале войны вследствие призыва рабочей силы в армию. Несмотря на высокую степень государственно-монополистического регулирования, а также значительное напряжение всего хозяйства страны, германскому империализму не удалось преодолеть большие трудности в военно-экономической области. Противоречия между далеко идущими целями германского фашистского империализма и милитаризма и его возможностями остались неразрешенными. Надеясь разрешить пх путем порабощения большей части Европы и мира, германские империалисты и милитаристы приступили к планированию и проведению новых агрессивных актов.

 
Сервер восточноевропейской археологии - 2017.
Все права защищены.
Rambler's Top100 Service Яндекс.Метрика