Сервер восточноевропейской археологии

 Археология
Info Сделать стартовой страницей

Завоевательные войны в Новом свете. Испания

21.07.2015

34098В начале 16-го столетия в Испании только что подошел к концу восьмивековой период гражданских войн, собирательно называемых Реконкистой, или Мавританскими войнами, в ходе которых северные королевства Иберийского полуострова, Кастилия и Арагон, сражались за освобождение земель, захваченных маврами в 8 веке. В 1492 году пала мавританская Гранада, последний оплот мусульман, и в тот же год перед еврейским населением Испании был поставлен выбор между изгнанием и обращением в христианство.

Хотя испанцы считали Реконкисту войной за изгнание чужеземцев, мавры уже давно стали неотъемлемой частью испанского общества и не могли считаться чужеземцами. То же самое можно было сказать о многочисленном еврейском населении, которое внесло огромный вклад в философию, науку и экономику. В последние годы Реконкисты идея единой испанской нации была скорее умозрительной. Иберийский полуостров был поделен между тремя доминирующими королевствами: Португалией на западе, Кастилией в центре и Арагоном на востоке. Португалия была самой богатой и могущественной, однако менее всего заинтересованной во внутрииберийских делах, так как все силы у нее уходили на африканские колонии, которые были источником богатства. Кастилия и Арагон тем временем смогли поглотить множество более мелких королевств, из которых только два - христианская Наварра на севере и мусульманская Гранада на юге - смогли сохранить ненадежную независимость.

Династический брак между королевой Кастилии Изабеллой и наследным принцем Арагона Фердинандом, заключенный в 1469 г., означал конец независимого существования этих двух государств и рождение единой Испании. Первой пала Гранада - она сдалась в январе 1491 г. Ее падение и успех первого плавания Колумба в 1492-1493 гг. вызвал в народе подъем, а также волну национа-лизма и религиозной ксенофобии. Испанцы теперь видели себя участниками великого национального движения, смешанного с религиозным усердием. Патриотизм и религиозное рвение поддерживались обещанием богатства. Первую волну переселенцев, Колумба и его спутников, сменила вторая, еще более воодушевленная. С 1506 по 1518 г. в поисках новых земель из Испании в Индию отправилось более 200 кораблей. Но у них были и более материальные мотивы. Предводители экспедиций, пер-вопроходцы и завоеватели, часто происходили из мелкого дворянства, с длинными родословными, но без денег или влияния. Они надеялись приобрести богатство и власть в новооткрытых Индиях. Рядовые же стремились туда, чтобы сменить копание в кастильской земле на менее трудоемкий способ обогащения. Многие кастильцы начала 16 века жили в бедности и голодали. И, наконец, они желали освободиться не только от строгой иерархии церкви и дворянства, но от нарождающейся государственной бюрократии. Однако при всем оптимизме и жажде приключений открытие того, что вскоре стали называть Новым Светом, оказалось болезненным - не только для индейцев, попавших под европейское владычество, но и для самих европейцев. Хотя Ренессанс и способствовал развитию культуры и классической науки, европейцы были совершенно не готовы к открытию нового континента и его населения. Когда они не могли объяснить Новый Свет при помощи своих истории, философии и науки, они обращались за ответами к религии. Понадобились столетия, чтобы понять, что же произошло, да и то не полностью. Встречаясь с аборигенами, непохожими на уже известные им народы, европейцы не были уверены, от бога они или от дьявола. Есть ли у них душа? Люди они или просто некая разновидность высших животных? То, что у индейцев существовала тысячелетняя культура, развивавшаяся в изоляции от остального человечества и потому чуждая пониманию, только ухудшало дело.

К 1517 г. испанцы закрепились не только в месте своей первой высадки на Эспа-ньоле, но и в Дарьене (Панама), на Ямайке, Пуэрто-Рико и Кубе. Они ходили в походы за рабами на острова Гондурасского залива и к берегам Никарагуа и Флориды Однако западная часть Мексиканского залива и северо-западные Карибы оставались неисследованными. Чтобы исправить положение, губернатор Кубы дон Диего Веласкес послал две экспедиции с целью исследования этих мест. Первая из них, предводимая Франсиско Эрнандесом де Кордовой, попыталась в 1517 г. высадиться на западном побережье Юкатана, но подверглась нападению майя. Большинство ее участников погибло, а сам Кордова позднее умер от ран. Однако донесение о на-роде, живущем в огромных городах, убедило Веласкеса через год финансировать следующую экспедицию, которую возглавил его племянник Хуан де Грихальва. Как и Кордова, Грихальва встретился с сопротивлением при попытке высадиться на территорию майя, но, продвинувшись вдоль побережья дальше на север, он нашел более склонных к торговле ацтеков и тотонаков Веракруса.

Вскоре стало ясно, что среди индейцев материка существует множество политических разногласий, ко-торые взял на заметку и впоследствии использовал Кортес. Кордова и Грихальва формально приняли во владение от имени испанской короны побережье Юкатана и Кампече, а Веласкес, который ходатайствовал о своем назначении губернатором новооткрытых территорий, решил отправить третью экспедицию, под командованием Эрнана Кортеса. Хотя Веласкес и не доверял Кортесу, чей во-енный опыт ограничивался сравнительно легким завоеванием Кубы, но, тем не менее, Кортес являлся сильной фигурой в кубинской политике и хорошо разбирался в людях. У него были деньги и кредит на риск, а губернатор не любил рисковать собой и своей собственностью. Сомнительно, чтобы тогда кто-нибудь - кроме, может быть, самого Кортеса - подозревал, что это назначение может изменить всю мировую историю. Этот примечательный человек родился в Медельине в 1485 г., в семье дона Мар-тина Кортеса де Монроя и его жены доньи Каталины Писарро де Альтамирано, происходивших из мелкого дворянства. Эрнан был болезненным ребенком и несколько раз едва не умер. В религиозно насыщенной атмосфере того времени его спасение был приписано святому Петру, к которому впоследствии он обращался за поддержкой в начинаниях. В четырнадцать лет его послали в университет Саламанки, где он изучал право и изнывал от скуки и безразличия, несмотря на свои способности. Через два года он, используя в качестве предлога недостаток денежных средств и хроническую болезнь, бросил учебу и вернулся домой.

После этого он около года бесцельно странствовал по Испании и в южных портах, несомненно, слышал рассказы моряков об Индиях В 1504 г. он отплыл на Санто-Доминго, где получил во владение землю и индейцев. Благодаря семейным связям с губернатором доном Никола сом де Овандо Кортес был назначен нотариусом городского совета Асуа. К 1511 г. Кортес был преуспевающим плантатором на Санто-Доминго. Тем не менее он сопровождал Веласкеса в походе на Кубу, занимая тогда должность по мощника казначея. Приобретя в собственность индейцев, Кортес поделился ими с Хуаном Хуаресом, на чьей сестре Каталине он женился. Вскоре Кортес вступил в конфликт с Веласкесом. Оба они являлись волевыми людьми и желали играть решающую роль в кубинских делах. Кортес возглавил фракцию, которая тайком подрывала позиции Веласкеса, о чем проницательный губернатор был осведомлен. Однако ни один из них не имел достаточной силы, чтобы свергнуть другого, и в ре зультате установилось непрочное сотрудничество, то и дело прерываемое вспышками вражды. Это стало одной из причин, по которым Веласкес предложил, чтобы Кортес возглавил экспедицию в Мексику, - во главе отряда становился компетентный командир, а сам губернатор избавлялся от неудобного человека. Веласкес не понимал, что выпускает джинна из бутылки.

 
Сервер восточноевропейской археологии - 2017.
Все права защищены.
Rambler's Top100 Service Яндекс.Метрика